Урал

Введение[12]

Ровно четверть века прошло с тех пор, как я в первый раз, еще молодым ассистентом, отправился на Урал. Не так много лет, но сколько событий! И за истекшие 25 лет много нового дал Урал. Много раз приходилось мне за это время скитаться по Уралу, от его северных таежных хребтов и до его отрогов в ковыльных степях Казахстана. Много новых работ было начато за это время, но немного из них окончено.

Уральская минералогия осталась до сих пор не написанной. Ряд больших научных проблем остался неразрешенным.

Мы все должны считать себя в долгу перед Уралом, этой мировой жемчужиной минерального царства. Ведь не надо забывать, что настоящая научная минералогия родилась на Урале.

Если в XVIII веке первая точная систематика камней и их внешнее описание было дано плеядой шведских ученых — Линнеем, Валериусом, Бромелем, Кронштедтом, то начало точной описательной минералогии было положено только у нас, в России, когда сначала академик Купфер впервые описал кристаллизацию турмалинов, а затем Н. И. Кокшаров в течение почти полустолетия в своей знаменитой «Минералогии России» дал основные точные константы минеральных видов.

Количественная минералогия и кристаллография родились на Урале. И когда в уютных барских кабинетах собирались академик Кокшаров, генерал Гадолин и князь Кочубей, то их беседы, тянувшиеся далеко за полночь, касались только камня — камня уральского. Каждый хвастался новыми приобретениями, показывал результаты новых измерений, — отклонение углов в десять минут уже являлось или ошибкой или большим достижением.

Гадолин своим математическим умом вносил точность во все расчеты, Кочубей с художественным чутьем подбирал штуфы редкой красоты, а Кокшаров со всей важностью своей грузной фигуры просто отбирал у приходивших к нему гостей хорошие кристаллы, прятал их у себя в столе, а затем приобщал к своей личной коллекции.

Разговоры прерывались карточной игрой. Проигрывались не деньги, а камни. Прекрасные штуфы переходили из коллекции Кокшарова в коллекцию Кочубея.

В эти вечера составлялись заметки для «Записок Минералогического общества». Кочубей рассказывал о Л. А. Перовском, о его знаменитой коллекции, которую он у Перовского купил за бесценок, о мальчишке Пермикине, которого пригрел за изумруды граф Перовский и который затем стал уральским миллионером.

И несмотря на эту своеобразную обстановку, постепенно здесь выяснялись точные цифры нашей минералогии. Постепенно накапливались знания об уральском камне. Богатейшие россыпи топаза, эвклаза, берилла, хризоберилла Санарки и Каменки превращались в «уральскую Бразилию».

Ученики Кокшарова по Горному институту посылали ему с уральских заводов все лучшие образцы, все лучшие кристаллы. Академик П. В. Еремеев, ученик и последователь Кокшарова, продолжил его дело. И опять уральский минерал являлся основой исследований.

В 1891 году вышел последний, 11 том «Минералогии России». С тех пор никто не мог ни дополнить, ни углубить эту лучшую сводку минералов нашего Союза,[13] а мы сейчас можем лишь с горечью говорить о том, что эта сводка напечатана на немецком языке, что лучшие ее страницы относятся к 60-м годам прошлого столетия…

Да, несомненно, мы, минералоги, в долгу перед Уралом и должны это помнить.

25 лет работы на Урале охватывают два совершенно разных периода: Урал довоенный, дореформенный, казенный Урал и Урал новый, с его социалистическим строительством и огромным разворотом горных предприятий.

Символом старого Урала был знаменитый белый дом на берегу Исетского пруда в Екатеринбурге, где жил начальник уральских казенных заводов, своего рода генерал-губернатор всего Урала.


Река Пышма. Средний Урал.

Замечательные страницы произведений Мамина-Сибиряка рассказывают нам об этом старом Урале с его пьяными кутежами, бешеным золотом, лихими тройками и дикой «хитой» в тайге.

Мне пришлось лишь слегка столкнуться с этим старым Уралом, когда впервые в 1912 году я получил командировку от Академии наук и 150 рублей на поездку.

Медленно тащились мы дешевым поездом, чтобы затем из Екатеринбурга, нынешнего Свердловска, начать свои странствования.

Екатеринбург был настоящим городом камня. Вся улица от вокзала в город была занята гранильными мастерскими, а в них гранился изумруд в громадных количествах. Но самое замечательное было то, что весь этот изумруд был краденый, ибо по договору все изумрудные копи были отданы на откуп французской компании и законно ни один камень не мог поступать на вольный рынок. И тем не менее весь Екатеринбург продавал, покупал, гранил, подделывал, подкрашивал и снова продавал уральский изумруд. Отдельные годы дарили «город», как назывался Екатеринбург на Урале, замечательными богатствами: то возом зеленого берилла, то целыми пудами яркого, зеленого хризолита (демантоида), то, наконец, приходили сюда целые ведра светло-голубых аквамаринов с Шерловой горы.

Екатеринбург жил интересами камня — сборы, коллекционирование, продажа, покупка, подмены и фальсификация…

На базаре в отдельных лавочках продавали камень. На разных улицах были у нас свои знакомые, старые продавцы хорошего камня. Здесь были и владельцы отдельных копушек, которые организовывали «кумпанство» для добычи камня на Адуе, тут были и простые продавцы, которые скупали минералы у приезжавших из деревень мужичков, заказывая им пудовый материал для коллекций. Здесь были организованные бюро продажи минералов не только музеям России, но и иностранным.

Всякий уважающий себя инженер должен был собирать коллекцию минералов. Так многими десятками лет собирались дивные минералогические собрания, большая часть которых в конце концов попала в Минералогический музей Академии наук или Музей горных институтов.

А на местах, при разных копушках, в разных районах Урала были разбросаны свои горщики — искатели камня, искатели счастья.

Одни из них вкладывали всю свою душу, энергию и силу в добычу камня, но это не давало им доходов, и за бесценок они продавали камень другим. А эти другие покупали отдельные кристаллы и штуфы, продавали их в город, проигрывали их в карты, и о прошлом каждого большого кристалла берилла или топаза из Мурзинки можно рассказать длинную историю.

Там же, в деревнях, создавалось и новое поколение любителей легкой наживы. Кристаллы красивого красного монацита из Ильменских гор вклеивались в пегматитовый штуф Мурзинки, — и — горе моей неопытности! — однажды я с торжеством привез такой штуф в Петербург, и был осмеян знатоками уральского камня.

Хорошие кристаллы светлого берилла покрывались ярко-зеленым лаком. Мне было тогда невдомек, что надо только взять в зубы такой кристалл — лак будет хрустеть и выдаст свою природу. Но подделки доходили до редкой виртуозности. Золото так замечательно вставлялось в пустотки березовского золотоносного кварца, а кристалл красного крокоита прикреплялся к штуфу с золотом, что даже опытные знатоки березовских минералов не могли отличить подделку. Большие кристаллы изумрудов распиливались, середина выдалбливалась, кристалл заполнялся зеленой хромовой жидкостью, потом обе половинки склеивались, место склейки очень ловко покрывалось пластинками настоящего изумрудоносного сланца. Дивный многотысячный кристалл изумруда был готов! С гордостью повез его на продажу французам один из лучших знатоков уральского камня. Попался и он, попались и французы!

Такова была обстановка старого Екатеринбурга. И когда мы приезжали туда, то много дней уходило, чтобы обойти всех продавцов камня, осмотреть коллекции, полюбоваться дивным собранием «волосатиков», которые только и собирал один из богатеев Екатеринбурга, восторгаться каждый год появляющимися в отдельных коллекциях новинками, новыми поступлениями.

На камне все прогорали, и тем не менее от любви к камню нельзя было освободиться. И мы заражались этой страстью и тоже таинственно перешептывались перед каждым новым кристаллом, восторгаясь какой-нибудь новой гранью. Я шепотом убеждал моих спутников приобрести их для нашего музея, тогда как спутники, прекрасно понимая, что всякий повышенный интерес сразу повысит и цену не только до «красненькой», но и до «катеньки», тщетно пытались скрыть мой восторг, упорно заговаривали с продавцом об урожае и долго пили с ним чай.

Но вот мы все осмотрели в Екатеринбурге. Большая часть денег, данных нам Музеем Академии наук для покупок, истрачена, и мы заказываем тройку. Рано утром к крыльцу нашего дома подъезжает большой коробок, наполненный сеном, с запряженными в него тремя прекрасными лошадьми. Крепкими веревками привязываются на дрожины сзади тюки и снаряжение, и мы катим в Мурзинку, за целых 120 километров. Но слово «катим» тут не совсем подходит. Еще по каменной мостовой города с шумом и невероятной тряской летит наша тройка, но когда мы выезжаем за железную дорогу на большой Алапаевский тракт, мы сразу оказываемся во власти дороги.

Я думаю, что сейчас мало кто знает, что такое старая уральская дорога. Рытвины, нырки, глубокие колеи, пни, остатки старых стланей, корни деревьев, камни, скалы, обломки каких-то старых мостовых — вот краткое перечисление тех слагаемых, из которых составлялась уральская дорога.

После недели уральских дождей нырки превращались в озера, боковые канавы — в моря, грязь была так глубока, что тройка с трудом вытаскивала наш коробок, и обычно в первый день мы успевали доехать только до почтовой станции Балтым, расположенной приблизительно в 25 километрах от города.

Здесь обычная перемена лошадей и ночевка.

Так тянулась наша дорога в Шайтанку, Липовку, Мурзинку. Так тащили нас кони по грязному своротку в Ревду, Нейву, Шабры, Сидельниково. Еще, пожалуй, хуже была знаменитая дорога к Изумрудным копям, на которой и качало и бросало, как на лодке в бурную погоду, и где необычайная прочность уральского коробка соперничала с твердостью пней и громадных камней.

Сейчас — все это в прошлом. И на месте старого грязного казенного Урала растет нечто совершенно новое, — тот Урал, которым по праву гордится вся наша страна.

Прошлое Ильменских гор

Кто из исследователей-минералогов и любителей природы не слыхал об Ильменских горах! О них говорит любой учебник минералогии, перечисляя ряд редчайших минералов или отмечая красоту нежно-голубого амазонского камня. Кто из минералогов не мечтает посетить этот «минералогический рай», единственный на земле по богатству, разнообразию и своеобразию своих ископаемых! С опасностью для жизни проникали сюда в конце XVIII века отважные казаки, здесь казак Прутов искал самоцветы и слюду для оконниц. Но тревожно и трудно было налаживать здесь разработки и вести добычу этих камней. С неменьшим трудом проникали сюда и отважные путешественники — сначала любекский купец Менге (1825), открывший здесь разнообразные, еще невиданные на Западе минералы, а позднее спутник знаменитого путешественника и географа Александра Гумбольдта — Густав Розе (1829), первый сумевший дать прекрасное описание этого минералогического района.

Но на смену тяжелым горным дорогам и пыльным большим трактам сейчас пришел великий Сибирский железнодорожный путь. У самого подножья Ильменской горы, на берегу Ильменского озера, приютилась небольшая станция Миасс, выстроенная из красивого сероватого камня, напоминающего по внешнему виду гранит, но в действительности являющегося редкой горной породой, названной в честь Миасса — миасскитом[14]. Крутой лесистый склон поднимается сейчас же за станцией и за окружающим ее небольшим станционным поселком. Отдельной горной вершиной кажется отсюда (с юга) Ильменская гора; но это только обман зрения, это лишь южный конец длинной цепи гор — целого, почти непрерывного хребта. Далеко тянется он на север и на протяжении более чем 100 километров сохраняет свою своеобразную форму и ряд особенностей химического состава.

На западе его окаймляет широкая долина реки Миасса с большими садами, редкими лесами и пашнями; на востоке — сначала слабохолмистый, покрытый лесом ландшафт со сверкающими озерами извилистой формы, а дальше — необозримые степи Западной Сибири. За три четверти часа можно подняться по крутому склону Ильменской горы на ее вершину, — и с отдельных скалистых гребешков прекрасная, незабываемая картина расстилается во все стороны.

У подножья станционного дома — лента Южноуральской железной дороги, маленькое сверкающее озеро, за ним другое, третье… Холмистые мягкие контуры гор сплошь заполняют горизонт на юге, отделяясь широкой долиной Миасса от горного запада. Здесь в бинокль можно различить на юге озеро Еланчик; западнее, на голых гранитных склонах Чашковских гор, виднеется город Миасс с длинным, уходящим вдаль прудом. Еще далее к югу — широкие низины с лентой Верхнеуральского тракта, с яшмовыми месторождениями, золотоносными россыпями и жилами, с прекрасными месторождениями талька. Левее, далеко на краю горизонта, за березовыми перелесками, скрыты в туманной дали знаменитые Кочкарские россыпи с розово-фиолетовыми топазами, нежно-зелеными или синеватыми эвклазами и другими редчайшими камнями, составившими славу «русской Бразилии», как прозвал этот край еще в середине XIX века знаменитый русский минералог Н. И. Кокшаров.


Долина реки Миасс. Южный Урал.

Гораздо более грандиозна картина на западе — здесь длинные цепи Уральского хребта тянутся сплошной стеной и тонут в тумане на юге. Здесь целая панорама гор, то покрытых густыми лесами, то неприветливо голых, сплошь заваленных обломками скал.

Голая скалистая Александровская сопка, около которой вьется железная дорога, прекрасный Таганай с огромными осыпями желтого и красноватого авантюрина — гора, давшая русским гранильщикам единственный в мире искристый материал для декоративных поделок; дальше Юрма и другие вершины главного Уральского хребта, то совершенно голые и дикие, то покрытые девственными лесами.

Образно описывал инженер Аносов в 1834 году этот грозный Урал: «Природа его в сих местах дика и угрюма. Величественные леса, мало еще истребленные, прозрачные струи вод, с шумом бегущие по своим крутокаменистым днам; уединенно лежащие нагорные озера; бедные, кое-где раскинутые юрты полуоседлых башкиров, их невозделанные поля и, наконец, дикие, перпендикулярно вздымающиеся сопки…».

Широкая низина Миасса отделяет Ильменские горы от главного Уральского хребта. Только на севере менее резка эта граница — там, где к небу поднимается тяжелое облако дыма и сернистого газа, выделяемого Карабашским медеплавильным заводом города Кыштыма.

Но больше всего нас, минералогов, должен привлекать вид на восток; и не на туманную даль беспредельной, безграничной Сибирской равнины, которая расстилается за Чебаркулем и Челябинском, — нет, а на то, что находится тут, непосредственно внизу, у самого подножья восточных склонов Ильменского хребта, где среди мягкого холмистого ландшафта лесистой местности сверкают извилистые озера.

Большая поляна отделяет склоны Ильменской горы от этих лесов, но это не поляна, а заболоченное озеро, сплошь заполненное торфом. В самих же лесах, пересеченных правильными лесосеками, и таятся знаменитые копи самоцветов и цветных камней — знаменитые топазы и аквамарины Ильменских гор.


На копях самоцветов

Впервые я посетил эти места в 1912 году. Меня встретили на вокзале прибывшие сюда уже ранее товарищи по минералогическому музею — члены экспедиции Академии наук. В красивой школе-даче, расположенной на склоне Ильменской горы над станцией, разместилась наша экспедиция; сюда мы свозили богатые сборы дня. За школой, на скалистом утесе виднелись одинокие обнажения желтого канкринита, красивого камня с жирным блеском, который иногда гранится кабошонами для мелких ювелирных изделий. Внизу расстилалось Ильменское озеро, и яркое весеннее солнце весело играло на его глади. После утомительного железнодорожного пути я, как очарованный, рассматривал это небольшое, всегда холодное горное озерко, затерянное между отрогами лесистых склонов гранитных гор и обрамленное темным лесом. На дне его тщетно искали золота и драгоценный камень. Но неосновательными оказались все надежды на эти открытия инженера М. П. Мельникова, который в восьмидесятых годах работал здесь несколько лет, добывая из копей прекрасные штуфы минералов для музея Горного института в Петербурге.

За озером медленно поднимается из-за леса дымок костра — это старатели добывают золото, промывая в незатейливо устроенных грохотах и вашгердах гранитную дресву, по промоинам и оврагам гранитных гор; и искрятся в ковшике редкие золотинки вместе с тяжелым магнитным шлихом и зернышками розового граната и бурого циркона. К востоку за озером вьется большая Чебаркульская дорога — некогда знаменитый Сибирский тракт, и ведет она мимо тех самых старых копей, где впервые счастье находки самоцветов улыбнулось казаку Прутову.

Но главные копи скрыты от нас лесистыми выступами Ильменского хребта, прорезанного линией железной дороги.

К копям нас провожал Андрей Лобачев, один из последних потомков тех славных штейгеров-рабочих, которые еще в конце XVIII века пристрастились к камню и передавали свои знания и свой опыт из поколения в поколение. Лобачев знал Ильменский лес, знал каждую яму и каждый ёлтыш[15]; к любой копи он умел провести так, чтобы ближе подъехать к ней и не попасть в болотную трясину покосов. При содействии этого своеобразного угрюмого человека, беззаветно любившего Ильменский лес и знавшего все его тайны, и работала несколько лет наша экспедиция. Тщетны были попытки вдохнуть веселый, бодрый дух в этого человека, у которого временами наступал период тяжкого запоя — и тогда не было больше нашего Андрея, всегда аккуратного, исполнительного и доброго. Тяжелым крестом была для него эта болезнь. Лесное начальство упорно отказывало ему в правах на добычу камня; и лишь украдкой, тайком, то в летнюю ночь, то в зимнюю пору рылся он в отвалах копей, с редким знанием и умением выискивая и эшинит, и монацит, и даже редчайший криолит.

Как определял он камни, как познакомился он с научными терминами, — сказать трудно. Но Лобачев не ошибался; на ощупь, на вкус, «на зубок» проверял он свои определения и много раз «осаживал» новичков, дававших с налету поверхностные неправильные определения хорошо знакомым ему ильменским диковинкам.

С утра Лобачев подавал «коробок» — уютную уральскую плетенку на дрожинах, и мы ехали к копям с тем «комфортом», к которому хочешь или не хочешь, а надо было привыкать. На Урале считалось зазорным много ходить, и вас непременно подвозили к самой копи или руднику, хотя бы для этого из вас и пришлось вытрясти всю душу или даже разок-другой на пне или корнях вывернуть из плетенки.

До копей от станции всего 4–6 километров. Сначала путь идет между озером и железной дорогой, потом по руслу речонки Черемшанки, далее — вдоль Ильменского болота с разработками торфа — до пологого лесистого холма на склонах Косой Горы. Направо, у самого полотна железной дороги — несколько каких-то обломков камня. И, к вашему удивлению, Лобачев объясняет, что это — бывшая копь амазонского камня. Здесь впервые, около 1783 года, знаменитый исследователь Урала И. Ф. Герман нашел амазонский камень. Камень отливал на солнце, а цвет его был так прекрасен, что было дано приказание добыть его для Екатеринбургской гранильной фабрики и из лучших сортов вытачивать вазы. Позднее, в 1831–1832 годах, когда из Петербурга последовал приказ всемогущего графа Л. А. Перовского добыть 25 пудов «лучшего синего шпата», к этой копи послали целую экспедицию. Действительно, прекрасными были здесь отдельные глыбы этого камня, то голубые с тонами лучшей бирюзы, то зеленоватые с желтым и серым узором морской пены. Но ничего не осталось сейчас от былого: постройка второй колеи Сибирского пути уничтожила все остатки прошлого и погребла под собой некогда знаменитую копь.

Вот дальше еще небольшие копушки — это копи сфена и гельвина; затем одна за другой в пестрой смене минералов идут копи. Как много связывалось ранее с этим словом — «копь»!.. И как они нередко ничтожно малы или даже совсем незаметны: груда камней, остатки какой-то ямы, задернованной и заросшей лесом, — вот и все! Лишь отдельные копи Ильменских гор, в которых трудились многие и многие десятки лет сотни рабочих, представляют собой глубокие котлованы, то заваленные обломками, то заполненные водой, окруженные огромными отвалами. В твердом граните и гранитогнейсе работа была нелегка, и с большим трудом рабочие пробивали здесь шурфы, углубляли выработки.

Мы остановились на копях М. И. Стрижева. Я никогда не видел более прекрасной картины. И хотя мне приходилось видеть и раньше много месторождений цветных камней — на солнечном юге, на острове Эльбе, в угрюмой Швеции, на Алтае, в Забайкалье, Монголии, Саянах, — но нигде меня не охватывало такое глубокое чувство восхищения перед богатством и красотой природы, как на этих амазонитовых копях. Глаз не мог оторваться от голубых отвалов прекрасного шпата; всё вокруг было засыпано остроугольными обломками этого камня, которые блестели на солнце и отливали своими мельчайшими пертитовыми вростками, резко выделяясь на зеленом фоне листвы и травы. Я не мог скрыть своего восхищения этим богатством, и невольно мне вспомнился немного фантастический рассказ Квенштедта о том, что одна каменоломня в Ильменских горах была заложена в цельном кристалле амазонского шпата.

Красоту этих копей составлял не только самый амазонит с его прекрасным сине-зеленым тоном, но и сочетание амазонита со светлым серовато-дымчатым кварцем, который закономерно как бы прорастает полевой шпат в определенных направлениях, создавая причудливый рисунок. Это то мелкий узор, напоминающий еврейские письмена, то крупные серые иероглифы на голубом фоне. Этим необыкновенным камнем восторгались путешественники-исследователи XVIII века, и из него готовились красивые столешницы, еще и сейчас украшающие залы Эрмитажа. Разнообразны и своеобразны эти рисунки, и невольно стараешься в них прочесть какие-то неведомые нам письмена природы.

Здесь впервые на отвалах Стрижевской копи у меня зародилась идея исследования этой загадки и впервые, играя в руке камнями, я стал присматриваться к этим вросткам серого кварца, которые, как рыбки, прорезали голубые амазониты, и искать законы их формы и срастания. Сейчас эти законы найдены, одна из маленьких тайн природы раскрыта; но сколько еще новых закономерностей рисуют нам эти таинственные иероглифы земли! Они говорят о том времени, когда изливались сквозь гранитогнейсы Косой горы мощные гранитные жилы — пегматиты — и выкристаллизовывались из полурасплавленных масс скопления амазонского камня. При температуре около 800°C начинался этот процесс, и, медленно охлаждаясь, росли гигантские кристаллы полевого шпата вместе с дымчатым кварцем. До 575°C правильный рисунок мелкого письменного гранита вырисовывался выпадавшим вместе с ним дымчатым кварцем, но ниже этой температуры — уже беспорядочно разбегаются серые «рыбки» кварца, все крупнее и крупнее вытягиваются они, нарушая общую правильную картину и заканчиваясь в свободной полости жилы дымчатыми головками.


Выход на поверхность гранитогнейсов — «ёлтыши». Ильменский заповедник.

Нет более верного признака найти богатый самоцвет, как следовать по жилке с амазонским камнем. Вне ее здесь нет драгоценных камней. Долгим опытом горщики научились высоко ценить этот камень, как лучший знак для находки тяжеловеса[16]. Хорошо знают они, что, чем гуще цвет амазонита, тем больше надежды, что жилка принесет большое счастье.

Топазо-аквамариновые жилы Ильменских гор тянутся с востока на запад: они то суживаются в узкую щелочку, шириной в несколько сантиметров, то расширяются, вздуваясь до 2–3 метров. Лишь немногие топазы-тяжеловесы сидят внутри самой жилы — это «сырцы», большие трещиноватые кристаллы, окруженные со всех сторон кварцем или полевым шпатом, хрупкие и не годные для огранки.

Хорошие камни находятся в пустотах, которые здесь называют «гнездами», не зная прекрасного термина Среднего Урала — «занорыш». Размер этих гнезд — до 1 метра; они выстланы небольшими кристалликами альбита, амазонского камня, кварца, слюды. Полости эти сплошь заполнены то сероватой, то желтоватой глиной. Топазы или лежат на поверхности глины вместе с плоскими, как чечевички, кристалликами фенакита и редкого черного ильменорутила, или же свободно лежат внутри самой глины, носящей местное название «сало»; и действительно, она очень напоминает сало, затвердевшее на воздухе.

Кристаллы топаза в Ильменских горах бесцветны и водянисто-прозрачны, но прекрасна их чистота. Не менее прекрасны, но редки аквамарины Ильменских копей: то темно-зеленые, густого цвета Черного моря в бурную погоду, как его изображает Айвазовский, то светло-зеленые бериллы с золотистым оттенком юга. Но редки были прекрасные камни Ильменских гор, и сейчас лишь как большой музейной редкостью можно любоваться отдельными кристаллами, сохранившимися в крупных государственных музеях.


От прошлого к будущему

История исследования Ильменских гор несложна. Главная роль здесь принадлежит не XVIII веку, а первой половине XIX века. И это не удивительно, так как в екатерининское время башкирский Урал был слишком беспокойной страной. Здесь долгое время вести добычу самоцветов можно было лишь при военной охране.

Расцвет в истории Ильменских гор начинается лишь в 30-е годы XIX века, с приезда сюда любекского купца Менге, который в 1825 году стал добывать здесь редкие минералы; после него здесь начали работать так называемые «казенные цветные партии». Горное Управление посылало сюда отдельные экспедиции, то горных инженеров — любителей камня, то талантливых штейгеров — знатоков цветного камня, но все работали без какого-либо плана или программы.

Открывались новые копи, обнаруживался ценнейший научный материал. Музеи пополнялись прекрасными кристаллами, которые демонстрировались на торжественных собраниях Петербургского Минералогического общества. Но копи быстро заваливались отвалами старых добыч, и на них заново начинали работать другие экспедиции по цветному камню. Здесь никогда не было правильной добычи и никогда не пытались подойти к этим копям с точки зрения широкой постановки государственного или хотя бы промышленного дела.

Горный институт в Петербурге и Академия наук с их слабыми материальными средствами не могли помочь делу. Шло настоящее государственное хищничество.

Изредка лесное ведомство выдавало «билеты» штейгерам и рабочим на право просмотра и промывки отвалов, но производить настоящую добычу им не разрешалось.

Потом и эти билеты перестали давать, — боялись лесных пожаров и хищений леса.

Развивалось настоящее хищничество, губившее копи. Между тем вокруг Миасса создавались легенды о сказочных богатствах, зарытых в глубинах копей, о редких кристаллах, спрятанных в отвалах, о богатых залежах самоцветов на дне Ильменского озера.

Легенда влекла местных жителей на таинственные копи. Не добившись законного билета, по ночам рылись на отвалах энтузиасты камня — старые горщики Лобачевы, Ковалевы, Бардин и другие.

С особой опаской, в темные ночи пытались они иногда кайлой разламывать прочные «ёлтыши» или углубляться в старые копи. Ими была проделана огромная работа и почти начисто извлечены из отвалов кристаллы цирконов, топазов, фенакитов.

Единственное частное лицо, которое работало разумно и планомерно на копях, был польский знаток камня Шишковский, живший долгое время в Миассе и добывавший минералы по преимуществу для минералогических коллекций. Им же частично были расчищены и подготовлены некоторые копи для посещения Ильменских гор членами VII Международного геологического конгресса в 1897 году.

Академик А. П. Карпинский, будущий президент Академии наук СССР, руководил этой экскурсией; и, зачарованные богатством Ильменских гор, возвращались на родину знаменитые геологи всех стран, разнося по всему миру славу этого природного музея минеральных богатств.

Уральское Общество естествознания в годы перед первой мировой войной пыталось организовать здесь добычу материалов для учебных коллекций, но и эти попытки не были поставлены сколько-нибудь серьезно.

Екатеринбургская (ныне Свердловская) гранильная фабрика в первой четверти прошлого столетия интересовалась Ильменскими копями и довольно широко добывала здесь красивый сине-зеленый амазонит как для себя, так и для Петергофской фабрики, но потом забросила эту добычу.

Перед первой мировой войной здесь начала работать экспедиция Академии наук. Но задачи ее были узкие, чисто исследовательские.

Уже тогда было ясно, что надо серьезно заняться Ильменскими горами, изучить их богатства, описать прошлое этого замечательного уголка русской земли и разгадать законы происхождения его минералов.

В экспедиции Академии наук сошлись энтузиасты Ильменских гор. Среди них был и лесничий местного кордона, высланный из Казани на Урал молодой студент Л. А. Кулик, впоследствии известный специалист по метеоритам, и профессор В. И. Крыжановский, знаток уральского камня, впоследствии директор Геологического музея имени Карпинского, и другие. Но вдохновителем всех работ экспедиции был академик В. И. Вернадский, не раз посещавший Южный Урал в поисках новых минералов.

Я помню, как в один прекрасный летний вечер мы собрались на балконе школы в Миассе и мечтали о будущем.

Это было в самом начале первой мировой войны, в годы тяжелой царской реакции и чиновничьего произвола.

Помню, как я говорил своим товарищам по экспедиции: мне рисуется далекое будущее Ильмен в немного фантастическом виде. Там, наверху Ильменской горы, вдали от пыли и тревог, — культурный курорт в чудесном сосновом лесу. Зубчатая подъемная дорога ведет к вершине горы от станции железнодорожной магистрали. Мощные разработки пегматитовых жил с полевым шпатом и нефелином подготавливают материал для крупной керамической промышленности, сосредоточенной в Миассе и в Чебаркуле.

Внизу, на берегу озера, на месте старого лесного кордона расположена естественноисторическая станция — центр управления копями Ильменских гор, центр охраны ее богатств, база научных экспедиций и ученических экскурсий, с музеем, библиотекой, лабораториями.

В ряде копей поставлены глубокие разведки и планомерная добыча амазонского камня, бурого гиацинта, синего сапфира и голубого содалита; пройден ряд глубоких буровых скважин, прорезающих Косую гору и освещающих внутреннее строение и распространение жил.

Я говорил, что это, конечно, картина отдаленного будущего, но за него надо бороться, так как оно нужно для науки, для промышленности, для культуры и прогресса.

Не надо бояться того, что утеряется красота Ильменских гор с их дикостью и вместе с тем приветливостью, та красота целого, от которого не отделимы и заброшенные копи с отвалами, в которых роются хитники, и скверные горные дороги, и плетенка на дрожинах, и незатейливый костер с чайником на обломке голубого амазонита!

В глубоком жизненном сочетании всех этих мелочей и создается настоящее. В нем не только поэзия, красота нетронутой целины, но и великий стимул к работе, творчеству, к борьбе за овладение природой и ее тайнами.

Я говорил это тогда, когда работа научных исследований происходила в сложной борьбе, когда наша экспедиция останавливалась в заброшенных, грязных, полуразвалившихся деревнях, когда сквозь непролазную грязь никогда не чинившихся дорог с трудом вытягивала коробок пара уральских коней, когда жандармское управление, несмотря на просьбу самого президента Академии наук, отказывало в разрешении вести исследования около линии железной дороги…

Каждый вечер слышался лязг цепей в расположенном внизу, под нашей школой, пересыльном пункте, и каждый вечер сменялись все новые и новые партии закованных в кандалы арестантов…

А вокруг уже бушевала мировая война, уничтожались накопленные культурные ценности, росла борьба за новое.

И это новое пришло скорее, чем мы думали. Многое из фантазий того памятного вечера на склонах Ильменской горы сейчас уже претворяется в жизнь.

Мечты прошлого стали делом настоящего.

Ильменский Государственный заповедник сделался реальным фактом, и еще одно завоевание жизни пришло на смену былым юношеским мечтам.

Вот памятный многим тяжелый 1920 год.

Еще идет борьба за власть Советов; транспорт, все средства передвижения разрушены, целые области разорены после военной оккупации, еще свирепствуют белогвардейские банды. В марте 1918 года В. И. Ленин обратился к Академии наук, призвав ее взять на себя руководство и работу по подъему и изучению производительных сил отдельных областей, чтобы возможно скорее дать необходимое сырье для возрождавшейся промышленности.

В эти годы титанической борьбы Владимир Ильич находит время для того, чтобы выслушать и обсудить, казалось бы, совершенно несвоевременный проект, представленный в Совнарком Горным отделом Высшего Совета Народного Хозяйства, — создать на Южном Урале около станции Миасс первый в мире заповедник минеральных богатств. И 14 мая 1920 года был подписан В. И. Лениным этот замечательный документ, который в эту эпоху борьбы за сырье укреплял величайшую идею охраны недр и способствовал разумному и полному использованию производительных сил страны.

Так гением Владимира Ильича был создан первый в мире заповедник земных недр — Ильменский заповедник, теперь носящий имя В. И. Ленина.

В двух километрах от станции Миасс расположились нарядные домики Управления заповедником, его музей и библиотека. Это исходное место всех научных и просветительных экскурсий, центр комплексных работ по изучению богатств Ильмен.

Почти все копи приведены в порядок, расчищены от старых обломков, каждая жилка выявлена на свет бережной и внимательной рукой, а редкие кристаллы сохранены в стенках коней в их первобытной красоте, нетронутыми варварской рукой неопытного геолога или минералога.

Каждая копь таит в себе свои диковины. Бесконечно разнообразны богатства Ильменских гор, в которых насчитывается свыше сотни различных минеральных видов.

Самоцветы Мурзинки

Мы привыкли считать Урал сокровищницей минеральных богатств и самоцветов, мы хорошо знаем разные украшения из уральских самоцветов, но нам мало известны условия нахождения этих камней и характер их добычи в Уральских горах.

Мне пришлось много раз бывать на Урале и посетить бесчисленное множество месторождений, в том числе и главные месторождения самоцветных и цветных камней на восточном склоне, от Верхотурья на севере до киргизских степей на юге. Но здесь я расскажу только о тех знаменитых, классических в минералогии месторождениях, которые обычно обозначаются именем Мурзинки и которые я посещал в период с 1912 по 1922 год.

Для минералога с этим словом связано представление о несказанных богатствах; и нет коллекционера ни у нас, ни за границей, который не ценил бы особенно высоко красивые штуфы полевого шпата, дымчатого кварца, топаза и других минералов этого месторождения.

Трудно во всем мире назвать другой уголок земного шара, где бы было сосредоточено большее количество ценнейших самоцветов, чем в знаменитой Мурзинке — этом заповедном для минералога районе Урала.

Обычно при взгляде на самоцветные камни, на красивые топазы, аквамарины и аметисты возникают представления о горных, скалистых местностях, в которых они добываются, но эти представления совершенно неприменимы к Мурзинке. Здесь мы видим мягкий, слегка волнистый ландшафт, широкие долины медленно текущих рек с настоящими русскими поймами, обширные хлебные поля, остатки лесов по склонам долины. И только на юге, в области реки Адуя, мы вступаем в более дикую, но столь же ровную страну с необозримыми лесами, сильно пострадавшими от пожаров, с густыми чащами в болотистых низинах. Ничто не нарушает этой ровной и мирной картины, и только два одиноких живописных утеса, как свидетели и остатки былых горных кряжей, стоят на берегах рек Адуя и Режа. Наиболее живописный из них — «Шайтанский камень», высотой более 500 метров над уровнем моря. Он красиво возвышается над Режем, и его гранитная масса, вся пронизанная жилами, зажатая в вертикально поставленные складки и слои, напоминает о тех горных цепях, которые когда-то были на месте этой равнины, и о тех колоссальных химических процессах, которые некогда переживал этот клочок земли в далекие каменноугольную и пермскую эпохи.


«Шайтанский камень» на реке Реже. Выходы гранитов с пегматитами. Средний Урал.

Само село Мурзинское лежит в 120 километрах на север от Свердловска, вдали от железных дорог, на тихом притоке Иртыша — реке Нейве.

Но Мурзинка — на Урале понятие собирательное; к ней относил продавец или любитель камней старого Екатеринбурга целый район Среднего Урала, тянущийся вдоль восточных склонов почти на 75 километров, начиная с лесной глуши притоков Тагила; с ней, с этой сказочной Мурзинкой, на Урале связывают и хороший тяжеловес голубой воды и золотистый топаз или прекрасный аметист, загорающийся вечером кровавым огнем. К ней на Урале огульно относят все лучшее, что дает его природа.

Много раз говаривал мне старый горщик Сергей Хрисанфович Южаков, в своей тесной избе в его родной деревне Южаковой: «Все в Мурзинке есть, а если чего нет, то значит, еще не дорылись». И верил он, этот страстный горщик и любитель камня, в свой «фарт» верил, что по тонким жилкам — «проводникам» — и по «знакам» доберется он до самого «тощака» с «углем», «мыленкой», «топазом» и «тяжеловесом»[17], верил он, что найдет и тот самоцветный камень, что уже много лет намывает в песках Положихи крестьянин Данила Зверев[18], и что в большущем занорыше «самоцветы будут гуще моря и длиной в локоть».

Много прекрасных увлечений и много горьких разочарований видел я за годы моих странствований по дебрям Урала; и много раз, тихими вечерами над Нейвой, слушали мы после окончания дневной экскурсии рассказы о том, «как в старину живали счастливо, как камень шел все самоцветный, чистый да с головками»[19].

И в этой тихой обстановке мне вспоминались картины прошлого.

Начало староверческой Мурзинке было положено еще в 1640 году. Там, где в последние годы старого режима стояло отдельное здание волостного правления, некогда была построена небольшая крепостца для охраны большого Верхотурского тракта с юга.

Это было одно из старейших поселений Урала, высоко расположенное в виде острога (здание обнесено рядом вертикально вкопанных в землю бревен) на мыске между глубокой долиной реки Нейвы и впадающей в нее справа рекой Анбаркой.

Из этого края предгорий Урала, незаметно переходящих в Сибирскую равнину, уже издавна приносили старатели обломки цветных камней. Еще в конце XVII века, когда в петровскую эпоху зарождалось наше рудное дело и когда через Великий Верхотурский тракт завязывались сношения с богатой Сибирью, верхотурскому воеводе посланные в разные стороны искатели доносили о находке аметиста и тяжеловеса около Мурзинского острога, на берегу реки Нейвы.

Сюда из Верхотурья направились известные искатели руд и узорчатого камня братья Тумашевы. В 1668 г. Михайло Тумашев отыскал поблизости от Мурзинского острога цветные камни и медную руду, о чем объявил в Москве, в Сибирском приказе. По-видимому, это открытие произвело большое впечатление, так как Тумашеву была дана награда в 164 рубля с полтиною, а в Тобольск выслан важный указ, в сущности, первый указ о «горной свободе», по которому «велено по всей Сибири дать позволение всякого звания людям искать как цветные камни, так и всякие руды без утеснения обывателей».

Уже в следующем году брат Михайла, Дмитрий, положил начало выплавке чугуна на Нейве и, найдя ряд камней, отправился в Москву, о чем мы находим нижеследующий исторический документ:

«От царя и великого князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя России самодержца, в Сибирские города стольникам и воеводам нашим и дьякам и всяким приказным людям. Бил челом нашему великому государю медной руды плавильщик Дмитрий Тумашев, и сказал: ездил-де он в Сибирь руд искать и отыскал цветное каменье, в горах хрустали белые, фатисы вишневые и юги зеленые и тунпасы желтые, и чтобы нам великому государю пожаловать его Дмитрея велеть отпустить его с Москвы в Сибирь до Верхотурья, для подлинного прииску золотые и серебряные и медные руды и всякого цветного узорочного каменья, на своих проторях и ездить бы ему в Тобольском и Верхотурском уездах повольно…».

Уже в начале XVIII столетия здесь зародился небольшой горный промысел, достигший своего расцвета в конце того же века.

Так были открыты первые цветные камни Мурзинской области. Постепенно, с ростом самого селения Мурзинки, интерес к ним стал увеличиваться. Невдалеке стал строиться первый на Урале завод — Невьянский (1703). Уже к 30-м годам XVIII века здесь создается местный промысел. Неудивительно, что в 1735 году В. И. Генин по прибытии в Екатеринбург доносит Анне Иоанновне о том, что «в Мурзинской слободе найден тумпас бело-желтоватый и черноватый, который лучше богемского хрусталя и в такой крепости состоит, что стекла режет, и между ними найдено два курьезных черных тумпаза…»[20]


Село Мурзинка на реке Нейве.

Мурзинка росла. Один из наших путешественников, Гмелин-старший, в 1740 году насчитывает в Мурзинке уже 4 дома около церкви и 16 крестьянских изб. В своей известной работе «Путешествие через Сибирь» он дает описание копей драгоценных: камней с ясностью и простотой, свойственной естествоиспытателям.

Не менее интересны и сообщения бригадира Беэра, бывшего начальника тульских заводов, который, по поручению императрицы Елизаветы, должен был объехать Урал и Алтай и наладить добычу и обработку камней (1744 г.). Вот что писал он в своем донесении: «Приехав означенной мурзинской слободы в деревню Корнилову в том месте, где те камни тумпасные доставали, усмотрел несколько сот разрытых шурфов или копаных ям глубиною по два и три аршина».

Таковы были первые шаги в истории использования русских драгоценных камней.

Период усиленной добычи продолжается и в начале XIX столетия, когда тяжелым трудом ссыльнокаторжных и крепостных производятся огромные работы — на значительном протяжении и на большую глубину разрабатываются жилы твердого гранита. Здесь в конце XVIII столетия был найден розовый и вишнево-красный турмалин, который был назван сиберитом; за безумные деньги — за сотни и тысячи рублей — продавались отдельные кристаллы этого красивого камня, бывшего тогда «в моде» за границей, особенно в Париже.

В 1768 году были открыты кроваво-красные аметисты, голубые тяжеловесы, ярко-зеленые бериллы. Район находок стал все более и более расширяться, а слава о мурзинских камнях расходилась далеко за пределы нашей Родины.

Большой толчок поискам и открытиям был дан экспедицией Данненберга 1765 года, посланной И. И. Бецким для организации добычи камня на Урале.

Участниками этой экспедиции были два брата Тартори, уроженцы Италии, которые привезли со своей родины и знание камня, и любовь к нему. Вероятно, не без основания одна из ям аметистов около Мурзинки получила название «Тальяна», а самые кристаллы иногда еще и сейчас называются «тальяшками».

Об этой экспедиции мы узнаем из двух архивных выписок.

В первом документе читаем:

«Отправленному для осмотра прежде найденных и сыска вновь в Оренбургской губернии и в Екатеринбургском ведомстве марморовых, агатовых, хрустальных и других родов цветных каменьев господину генерал-майору Якову Данненбергу. Напередь сего разведывание и сыск упомянутых каменьев чинен через посланных от кабинета ее императорского величества разных людей во время только проездов, а нарочные на первый случай за малоимением искусных посыланы, как и путиловские каменщики для ломки и разработки мало знающие тому, отчего не только всей пользы, но и достаточного известия до ныне не получено; а как сии сокровенные каменья служат к пользе государства и общества, то ее императорское величество всевысочайшt повелеть соизволила для совершенного разведывания, сыска и освидетельствования тех каменьев отправить вас с выписанными из Италии мастерами, снабдив для исполнения сею инструкциею…»

Во втором документе, от апреля 1767 года, мы находим краткое изложение результатов экспедиции:

«По высочайшей вашего императорского величества 1765 года марта 15 дня конфирмации, в Екатеринбург и Оренбург для сыску и действительного разрабатывания марморовых, агатовых и других родов цветных каменьев отправлен генерал-майор и кавалер Данненберг с командою, какие ж где каменья, в коликом количестве в 157 местах обысканы; полученная от него ведомость с планом и пробными каменьями вашему величеству поднесены, затем известных более 200 мест в сию весну и наступающее лето освидетельствовав, где полезно окажется разработать должно, а отделанных каминных, колонных и других марморовых 1107 штук привезено и не мало нынешней весной отправится. Реченный генерал-майор представляет, что выписанные из Италии два мастера российских прилежно обучают и многие хороший успех оказывают».

Но это время расцвета добычи безвозвратно прошло; не могли поддержать добычу ни казна, ни гранильная фабрика в Екатеринбурге, ни развившаяся на Урале кустарная обработка и огранка самоцветных камней. Промысел медленно угасал.

И только когда проезжаешь через всю эту область, когда на многие километры тянутся вокруг леса, сплошь перерытые ямами, шурфами и копушками, или когда стоишь перед отдельными огромными разработками и шахтами, вроде ямы Мора около Шайтанки, можно оценить тот колоссальный труд и энергию, которые в течение почти двух веков вкладывались в дело добычи цветных камней и редких минералогических образцов.


Копи среди лесов и пашен

Длинной полосой тянутся месторождения самоцветов на Среднем Урале. Севернее Мурзинки они теряются в низинах и лесах притоков Тагила и Нейвы, на юге отдельные копи доходят вплоть до района реки Адуя. Сплошной лесной покров не позволяет нам искать этих камней еще южнее, но немного к востоку новая полоса самоцветов сменяет мурзинский гранит.

Вспоминаю свои поездки 1912–1919 годов. Выехав из Екатеринбурга по непролазной грязи Алапаевского тракта, мы попали в область лесов Монетной Дачи. Здесь, в лесной глуши, вдали от больших дорог, в низком болотистом месте у берегов Адуя раскинулось несколько строений вокруг двадцатиметровой шахты. В сплошном граните проходят жилы пегматита мощностью 2–3 метра, с огромными перистыми листами слюды и сплошными массами кристаллического полевого шпата. Изредка стенки трещин внутри жилы расходятся, оставляя между собой пустоту, обыкновенно заполненную мягкой глиной, в которой свободно лежат большие кристаллы самоцветов (до 15 см в длину). Шахта летом залита водой почти доверху, работа может начаться лишь с наступлением морозов; и одиноко живет в маленькой избушке владелица этой копи в ожидании зимы и рабочих. А кругом сплошные леса, кое-где отдельные скалы, обломки гранитных глыб, ряд ям, шурфов, отдельные выработки, разбросанные в лесной чаще.

В эти места почти не заглядывал глаз минералога, и в минералогической литературе долго не упоминалось об этих месторождениях и об их минералах.

А между тем было время, когда здесь кипела работа. На берегу реки Адуя группе горщиков, объединенных в «кумпанство», удалось в 1899–1900 годах набрести на жилу с прекрасными самоцветами. Адуйские копи издавна славились своими аметистами, собранными в красивые параллельные щетки, достигающие очень больших размеров, весом в несколько десятков килограммов. Целыми возами увозили отсюда дорогие камни и дивные штуфы для минералогических коллекций. Но потом для «кумпанства» наступили тяжелые времена. Заработанные деньги были скоро пропиты — старый Урал умел «праздновать» свои находки хороших камней или золотых самородков.

После нашумевшего периода в начале 1900-х годов добыча камней здесь почти прекратилась. Несмотря на все старания владелицы главной Семенинской копи, «дело не ладилось, и камень не шел». Жила не давала больше камней, а вода мешала работать. В твердом граните без каких бы то ни было технических приспособлений работа оказалась не под силу, и постепенно стали заваливаться ямы и гнить деревянные постройки.


Семенинская аквамариновая копь.

Тяжела вообще работа по добыче камней; здесь трудно было поставить определенное коммерчески выгодное дело, и только от случая или счастья зависел успех горных работ над пегматитовыми жилами гранитов. Район пегматитовых жил Адуя охватывает значительную область бывшей Монетной Дачи, составляя южное продолжение мурзинской полосы, и целиком лежит в Екатеринбургском уезде (ныне Свердловская область). Всего 10–12 километров по прямой линии отделяют эту область от южных турмалиновых копей Шайтанки.

Севернее, около Шайтанки, повторяется та же картина, только приветливее выглядят леса и шире расстилаются пашни, год за годом отвоевывая себе все большее пространство у лесов. Завалились и поросли густой зарослью старые ямы, среди них и яма австрийского минералога Мора, командира гранильной фабрики, снабдившая в начале прошлого столетия (1810–1812 гг.) все музеи Запада редкими штуфами турмалинов.

Сама деревня Шайтанка лежит на границе Адуйско-Режевских лесов. Через это селение, обойденное большим Невьянским трактом, протекает Шайтанка — небольшая речонка, впадающая в Реж. В самой деревне на реке женщины и дети в свободное время намывали гальки рубина и сапфира, а копи самоцветов были рассеяны вокруг, по преимуществу в лесах на юге и на востоке.

Любопытно отметить, что турмалины особенно часто встречались гнездами, или, по-местному, «кустами», и заключались в бурой глине, заполнявшей своеобразные полости в пегматите. Здесь были найдены большие кристаллы красно-черного, зеленого и бурого турмалина. Особенно интересны красно-бурые кристаллы, верхние концы которых окрашены в винно-желтый цвет, нижние же — в красно-бурый или коричневый. Изредка к этим слоям еще присоединяется на нижнем конце слой розового цвета. Такая же неоднородность окраски типична и для красных кристаллов, в которых густым тоном окрашены наружные части, середина же кристалла или бесцветна, или окрашена в слабо-розовый цвет. По прозрачности кристаллы сильно варьируют от совершенно прозрачных до просвечивающих.

Это красочное разнообразие и часто совершенно неожиданные сочетания цветов завоевали турмалину особенную любовь уральских горщиков. Замечательно, что именно этому камню они подарили имя «самоцвета» и долго знали его только под этим именем, как бы выделяя из обширной семьи «узорчатого каменья» этот особенно богатый красками камень, насыщенный всеми цветами радуги.

Очень большой интерес представляют Шайтанские копи и с научной точки зрения.

Во время одной из моих первых поездок я еще видел, как на поросших большими березами отвалах рылись копачи и хитники, намывая лишь отдельные кристаллики этого минерала. В Шайтанке еще сохранились старые горщики-копачи, с их любовью к самоцветному и цветному камню и с их верой в богатства недр их земли. В окрестностях вы можете встретить целый ряд новых ям и копушек, разбросанных то в густом лесу, то на лугах вдоль оврагов, заложенных то в сплошном граните, то в змеевиках. Это «старается», часто бестолково и без определенной цели, горщик, вкладывая и зарывая в работу и свои деньги, и свою веру.

Совсем иной характер имеют знаменитые копи Липовки, лежащие на зеленом лугу среди полей и представляющие беспорядочно наваленные груды отвалов, много раз пересмотренных и перемытых, среди которых зияют полуобвалившиеся шахты, залитые водой.

Когда вы едете по большому тракту из Невьянска в село Липовское, то с пригорка перед вами открывается картина селения с большой церковью посередине. Оно расположено среди почти безлесного ландшафта, и лишь на горизонте виднеются отдельные полоски темных лесов. Здесь, не доезжая километра два до селения, всего в 200–300 метрах от тракта, на левом склоне Спорнинского ложка, падающего к истоку реки Бобровки (ниже реки Липовой), вы видите сильно заплывшие неровности и ямы каких-то старых работ.

Заметить их нелегко; и мне самому, много раз бывавшему на этих копях, случалось иногда пропускать тот небольшой сворот, который ведет вправо от тракта к расположенным в низине Липовским копям.

Копи открыты были совершенно случайно в 1900 году, когда на пашне плугом были выпаханы кристаллы красного шерла.

В горячке первых двух лет камни добывались килограммами. Из-за беспорядочного и хаотического ведения дела литовскими крестьянами не только было загублено огромное количество представляющего научный интерес материала, но и испорчено и исковеркано само месторождение.

По рукам липовских крестьян разошелся ценнейший материал разноцветных камней, и уже в 1912 году было трудно в Липовке приобрести что-нибудь хорошее, а то немногое, что оставалось, например кристаллы рубеллита, ценилось сотнями рублей.

В 1921 году положение в Липовке резко изменилось, и местными правительственными предприятиями была начата правильно поставленная добыча многочисленных и разнообразных минералов. В 1922–1923 годах в связи с общим ослаблением экономической жизни Урала эти работы были прекращены.

Когда с восхищением смотришь в музее Ленинградского Горного института или в музее Берлинского университета на штуфы драгоценных минералов из Липовских копей, трудно себе представить тот мирный пейзаж, который окружает эти классические копи, где покров черноземной почвы скрывает следы грандиозных физических и химических процессов.

Всего 30 километров отделяет нас от Мурзинской слободы. Дорога идет пашнями и перелесками. По сторонам дороги склоны долин и ложков изрыты ямами и шурфами. Влево остается деревня Сарапулка — старинное поселение, отмеченное еще на ландкарте 1734 года и составившее себе всемирную славу своими турмалинами. Еще в конце XVIII столетия отсюда были вывезены огромные богатства ярко-красных прозрачных турмалинов — сиберитов, или, как их раньше называли, «сибирских рубинов». По густоте, однородности и мягкости тона камней ни одно месторождение в мире не может сравниться с Сарапульским. Знамениты и сарапульские радиально-лучистые сростки розового цвета и большой красоты. Концы кристаллов образуют как бы шаровую поверхность. Такие сростки очень редки, и в былые годы их ценили исключительно высоко, и «отсеки» шаров до 10 сантиметров стоили в 1825 году не менее 5000 рублей.

Вправо в лесу медленно поднимается к небу дым куреней около копей «Ватихи». Там, на глубине 75 метров, в постоянной борьбе с накапливающимися подземными водами разрабатываются в разрушенном и измененном граните жилы аметистов редкой красоты, окраски и прозрачности. Добыча этого камня продолжалась успешно и в последнее время.

Вот и Мурзинская слобода со своей старой церковью на берегах медленно текущей реки Нейвы, обезображенных кучами перемытых на золото песков.

С высокого склона реки виден на другом берегу густой еловый бор, скрывающий в себе главные месторождения всего района — знаменитую Мокрушу и «гору»[21] Тальян.

В сыром, болотистом и ровном месте среди густого леса разбросан ряд шахт на пространстве всего лишь одного гектара. Одни из шахт совершенно завалились, другие работались еще зимой и кое-как накрыты досками. Вокруг раскинулись беспорядочные кучи отвалов. Среди всего этого хаоса беспорядочной зимней работы в промерзлой земле только одна выработка производила толковое впечатление. Это открытая разработка С. X. Южакова, глубиной до 12 метров. Маленькая и низенькая избушка, где ютятся копачи в непогоду, примитивно устроенный ручной насос для откачки воды — вот и вся незатейливая обстановка этой выработки. Здесь только раскрывается перед нами картина месторождения. В сильно разрушенную, смятую в складки гнейсовидную породу ворвались жилы пегматитового гранита, то сплетаясь между собой, то ответвляя тонкие белые прожилочки, то образуя большие скопления твердой, но красивой пегматитовой породы. В середине более мощных жил порода при своем застывании оставила пустые промежутки, и в них выкристаллизовались драгоценные минералы редкой красоты. Опытный горщик знает «проводники» к таким богатым пустотам, или «занорышам», как их называют в Мурзинке. По тоненькой жилке гранита, идущей в глубь, направляет он свою работу до более мощной жилы «пласта», где по целому ряду мельчайших признаков, или «припасов», он предугадывает существование пустоты с самоцветными камнями.


Копь С. X. Южакова. Мурзинка. Средний Урал. Фото автора, 1912 г.

С особым чувством любопытства подошли мы к только что обнаруженному занорышу. Буровато-красная мокрая глина заполняла его, и С. X. Южаков осторожно и медленно вынимал эту глину кайлой и деревянными палочками, перебирая ее в пальцах. Скоро в его руках оказались превосходные кристаллики почти черного дымчатого кварца и двойнички полевого шпата.

Рабочих и всех нас охватило какое-то особенное чувство волнения: глаза всех были устремлены на умелые руки Южакова, и каждый ждал с нетерпением, принес ли этот занорыш какой-нибудь самоцвет.

Скоро Южаков сообщает нам, что он рукой на стенках полости нащупывает большие кристаллы дымчатого кварца[22] и какой-то минерал, возможно тяжеловес. Пустота тщательно отмывается, два взрыва динамитных патронов в соседних местах ее совершенно очищают — и в наших руках оказывается ряд штуфов дымчатого кварца с зеленой слюдой и кристаллами полевого шпата и топазов.


Кристаллы дымчатого кварца и топаза на альбите. Мурзинка.

Кристаллы топазов Мурзинских копей поражают своей чистотой и тоном. Цвет их обычно голубоватый, изредка с зеленоватым или желтоватым оттенком. Нередко камни совершенно бесцветны или окрашены в слабый розовато-желтый цвет. Обычно они совершенно прозрачны. Красота, чистота и нежность тонов мурзинских топазов не поддается описанию; надо посетить богатейшее собрание Горного института в Ленинграде или Минералогический музей Академии наук в Москве, чтобы оценить эти дары природы, с которыми не могут сравниться ни одна камни в мире.

Однако далеко не часто тяжелая работа в крепкой породе, поддающейся лишь динамиту, приводит к такому занорышу. Бывают и неудачи. Зарываются сотни рублей, разработка углубляется, откачка воды делается все более и более затруднительной, а жила все время идет пустой. Но выпадает и удачный год, и он приносит горщикам счастье: груды дорогих образцов для коллекции и музеев и сотни чистых, прозрачных и ярко окрашенных кристаллов. Такой счастливой была зима 1910/11 года, когда все на той же Мокруше, в яме Холкина и Орлова, была найдена гигантская пустота с кристаллами полевого шпата в 3/4 метра длиной, с огромным голубоватым топазом почти в 30 килограммов весом. Замечательными камнями из этого занорыша можно любоваться в музее университета города Перми и в музее Геологоразведочного института в Москве. Но самый крупный топаз, доставленный в свое время в город Екатеринбург (ныне город Свердловск), пропал в годы гражданской войны. Только точная модель его, вырезанная по моим измерениям из сегозерского талькового сланца, красуясь на одной из тумб Минералогического музея Академии наук в Москве, рассказывает о грандиозной величине этого тяжеловеса.

Весь накопленный камень перевозился обычно в селения Мурзинку, Южаково или Маслянку, где очень скоро сбывался скупщикам минералов и коллекционерам из Екатеринбурга. Каждую весну здесь открывался большой торг камнями, собранными за зиму.

Однако некоторые штуфы не поступали в открытую продажу; нередко они переходили из рук в руки. История их известна каждому в районе Мурзинки, и после каждого перехода в новые руки цена на них постепенно возрастала.

Не легче была работа и в глубоких аметистовых копях, на глубине до 50 и даже до 75 метров. В противоположность беспорядочным пегматитам с их извилистыми и неправильными выделениями, аметистовые жилы носили правильный, «геометрический» характер, простираясь сплошной стеной на большие глубины.

Крупная разработка аметистов в «Каменном Рве», около Ватихи, дала на десятки тысяч рублей замечательных аметистов, горевших красным огнем при электрическом свете, сверкавших красно-синими отблесками днем. Эти камни высоко ценились в Париже и Лондоне. Отдельные ожерелья из камней Ватихи или Тальяна подбирались годами, и не раз Сергей Хрисанфыч Южаков доставал из кармана грязную тряпку и, выкладывая из нее на стол почти готовое ожерелье из 19 сверкающих замечательных камней, говаривал мне: «Вот добуду еще три камня, сюда, в левую половину „жерелья“, и сам повезу его в Париж».

Но эти замечательные, сверкающие камни ничего не могли рассказать о том, как добывался этот аметист в «Каменном Рве».

Вот что пишет о добыче их А. К. Денисов-Уральский:

«На дно щели свет проникает весьма слабо, и старателям приходится работать с искусственным освещением — обыкновенно с простой свечкой. В подобных выработках рабочие спускаются в шахту в ушате на изношенном канате, грозящем ежеминутно смертью тому, кто ему доверится. Но это не останавливает смельчаков, жаждущих наживы. Жгучее чувство неизвестности, как азарт, который испытывают игроки или охотники, увидевшие своего верного пса делающим стойку, захватывает старателя, натолкнувшегося на жилу, которая, по его приметам, обещает гнездо аметистов. От волнения захватывает дух. Лихорадочно трясущимися руками откалывает он куски породы, ожидая каждую минуту увидеть дорогой кристалл. Для этого стоит рискнуть! Тут много своеобразной поэзии».

«Есть старатели, обладающие особым чутьем и умением выследить жилу и предугадать, что она может дать. Такие, обладающие смекалкой и опытом люди весьма высоко ценятся в деле разведок и пользуются особым почетом. В затруднительных случаях, когда след жилы потерян, владельцы аметистовых месторождений прибегают к помощи опытных старателей, которые за хорошее угощение спускаются в шахты на разведку. Внимательно, шаг за шагом осматривая жилу с самой поверхности шахты, качаясь на головокружительной высоте в кадке на канате, ежеминутно грозящем лопнуть, такой знаток непременно найдет настоящий след жилы — поводок или отмешь — и направит работы на верный путь…»[23]

В 1911–1912 годах борьба за самоцветы Урала обострилась. В местной газете старого Екатеринбурга «Голос Урала» появились статьи, освещавшие тяжелое положение добычи, с упреками по адресу правительства и землевладельцев Урала. Было собрано совещание кустарей, а затем и специальное совещание в Горном департаменте, в чиновничьем Петербурге.

В результате был заготовлен законопроект о льготах; для добычи самоцветов. Но этот проект был почти единодушно отвергнут горнопромышленниками, как якобы угрожающий дальнейшему развитию всей горной промышленности Урала.

И конец 1912 года был вместе с тем и концом новых стремлений к добыче самоцветов. Кустарное дело осталось по-прежнему в руках немногих артелей и предпринимателей; кое-где им занимались уездные земства и кооперативные организации (наравне с заготовкой масла и яиц), но дело было убито в корне и, главное, был уничтожен стимул к работе.

Такова была неприглядная картина добычи самоцветных камней на Урале и особенно в области Мурзинки. На насиженных местах Мокруши и Ватихи доживали свой век старики старого закала, вооруженные долгим опытом и движимые любовью к самоцвету. Мне приходилось видеть таких горщиков, которые бережно хранили в своих сундуках особенно любимые штуфы или кристаллы и только через несколько лет после находки соглашались продавать их. Они не просто «торговали» камнем, они гордились своей добычей, гордились тем, что им удалось вырвать ее из сырых коней. Но любовь их к камню почти не передалась молодому поколению. Значительный риск при добыче, тяжелый физический труд в шахтах зимой, отсутствие какой бы то ни было организации при ведении работ и затруднения со сбытом материала — все это отталкивало молодое поколение от излюбленного занятия отцов и дедов. Промысел цветных камней и самоцветов медленно умирал… Старые места выработаны, новые не открывались. Да и трудно открыть их, когда все скрыто под покровом лесов и пашен, когда не было горной свободы — свободы поисков, прав на добычу и на закладку шурфов в казенных и посессионных владениях. Только изредка горщикам помогала стихия: пронесется буря, выворотит с корнями дерево и повалит его, а в гигантских корневищах, как в вертикальной стене пятиметровой высоты, открываются следы новых пегматитовых жил, новых самоцветов.

Но такие случайности редки; часть крестьян, наделенная скудными участками земли от заводов, все более и более уходит в хлебопашество; другая, обойденная при наделе, идет искать счастья в чужой стороне.

Старая Мурзинка уходила в прошлое, кончались первые страницы ее двухсотлетней истории.

И, чтобы открылась следующая страница, надо было, чтобы умерли старые формы промысла, чтобы революция свергла власть горнопромышленников и концессионеров; надо было, чтобы прошли первые тяжелые годы восстановления хозяйства, разоренного войной.

И только тогда открылась новая страница в истории уральского камня. На смену старым горщикам Мурзинки и старой гранильной фабрике в Екатеринбурге приходит квалифицированный горщик и гранильщик новых предприятий социалистического строя. Мурзинка сделалась достоянием всего народа, и к ней тянется не богатый ювелир или скупщик самоцветов, тянутся любители камня, начиная с ученых-минералогов и кончая пионерами, совершающими походы «на Мокрушу и Алабашку на поиски самоцветов».


Рождение самоцветов

Мало внимания уделяли русские ученые Мурзинке, этой гордости не только Урала, но и всего мира. К стыду XIX века, эти единственные по своему богатству и красоте копи самоцветов и редчайших минералов не только не были описаны, но даже мало посещались русскими минералогами старых школ.

А между тем эти месторождения заслуживают детального научного исследования. Они открывают перед нами странички геологического прошлого Урала и развертывают грандиозные картины геохимических процессов.

Время образования этих месторождений самоцветов относится к тем далеким геологическим эпохам, когда Урал собирался в могучие складки и медленно, с востока на запад, наползали пласты на пласты, сдерживаемые незыблемой и спокойной платформой Средне-Русской равнины. Вся свита древних отложений, начиная с отложений эпох, скрытых от нас во мраке геологического прошлого, и кончая силуром и девоном, беспомощно ломалась под напором сил с востока, поднималась в крутые складки и опрокидывалась на голову. Мощные потоки изверженных пород находили себе выход среди этих смятых слоев; они то застывали, вливаясь сплошным потоком между слоями, то поднимались на поверхность в виде жил и разливались, как лавы. Местами расплавленные массы пропитывали древние осадки и этим перекристаллизовывали и изменяли их; местами они растворяли в себе обломки или целые слои захваченных по пути пород и, обновленные в своем составе, застывали потом в виде совершенно новых, своеобразных горных пород. При этом одни химические процессы сменялись другими. В течение долгих геологических эпох, вероятно еще задолго до каменноугольного периода, на месте современного Урала «было неспокойно». В талантливом обзоре лика Земли геолог прошлого века Эдуард Зюсс красиво рисует грандиозность этих картин; и поднятие Урала в конце каменноугольной эпохи ему представляется лишь как наиболее резкий и последний пароксизм мощного и длительного геологического процесса.

Среди всех изверженных пород Урала наше особое внимание привлекают граниты. Они составляют основу всего восточного склона, и с ними связаны главные богатства металлов и самоцветных камней Урала. Часть их приподнялась в виде куполов или застыла в глубинах еще раньше, чем окончательно замер Уральский хребет. Это старшее поколение гранитов вместе со всеми своими жилами и включениями испытало судьбу других пород Урала и мало-помалу, путем медленной перекристаллизации и вплавления в осадочные породы, превратилось в гранитогнейсы с ясно выраженным слоистым строением.

Но кроме этих гранитогнейсов, мы видим на Среднем Урале серые мощные массы гранитов другого возраста. Они-то и принесли с собой из глубин значительные массы различных более редких химических элементов, и с их историей связано происхождение самоцветов в области Мурзинки и Адуя.

В течение постоянных, но медленных процессов горообразования застывали расплавленные гранитные магмы, в строгой последовательности медленно выделяя минерал за минералом. Подобно тому, как молоко, отстаиваясь, собирает на своей поверхности все более жирные составные части, так и гранитная магма еще в жидком состоянии разделилась, — как говорят петрографы, дифференцировалась, — на химически разнородные слои. Более основные, богатые магнием и железом минералы выкристаллизовывались раньше и опускались вниз; оставалась более кислая, то есть более богатая кремнекислотой (кварцем) расплавленная масса. В ней накоплялись пары´ летучих соединений, к ней стягивались ничтожные количества рассеянных во всей магме редких элементов, ее пропитывали значительные массы перегретого пара.

С поверхности гранитная масса начинала уже застывать, но образовавшаяся тонкая пленка рвалась, покрывалась трещинами. Скопившиеся под ней пары´ то и дело прорывали ее и открывали доступ снизу другим массам расплавленной породы. В этих трещинах поверхностного охлаждения собирались остатки магмы, богатые кремнекислотой; сюда проникали пары´ воды и летучих соединений, и медленно, согласно законам физической химии, застывали и закристаллизовывались эти массы, образуя так называемые пегматитовые жилы.

Эти жилы, как ветви дерева, расходились в стороны от гранитного очага, прорезали в разных направлениях поверхностные части гранитного массива, врывались в сковывающую оболочку других пород.

Мы теперь знаем довольно точно, что кристаллизация таких жил шла при температуре в 700–400°C. Здесь уже не было расплава в полном смысле этого слова, не было и чистого водного раствора, — это было особенное состояние их взаимного растворения и насыщения огромными количествами паров и газов. Но затвердевание этих жил шло далеко не просто и не скоро. Оно начиналось по стенкам соприкосновения с чужими породами и медленно распространялось к середине, все более суживая свободное пространство жилы. При этом в одних случаях получались крупнозернистые массы, в которых отдельные кристаллы кварца и полевого шпата достигали крупной величины (до 1 метра), а пластинки черной или белой слюды — размера с большую тарелку; в других — отдельные минералы сменялись в строгой последовательности, но чаще получались те удивительные структуры, которые напоминают своеобразные письмена и которые принято называть пегматитами. Такие пегматитовые структуры, от мельчайших, едва уловимых глазом размеров до гигантских форм выделения, где величина кристаллов полевого шпата и кварца достигает четверти метра, являются главнейшими и самыми важными породами пегматитовых жил Мурзинской области. По ним догадывается горщик-старатель о возможности нахождения пустот с цветными камнями, по ним судит минералог о характере и условиях образования жилы.


Письменный гранит, или пегматит Мурзинки.

Но образованием красивых письменных гранитов еще не заканчивается заполнение жилы. Очень часто между обеими стенками еще сохраняется пустой промежуток в форме узкой щели или в виде целой пустоты — «занорыш».

В этих пустотах начинают кристаллизоваться все те элементы и соединения, которые в форме летучих паров насыщали расплавленную массу или же в ничтожнейших количествах были рассеяны в магме. По стенкам пустот и трещин вырастают красивые кристаллы дымчатого кварца и полевого шпата; пары борного ангидрида скопляются в иголочках турмалина, то черного, как уголь, то красивых красных и зеленых тонов; летучие соединения фтора образуют голубоватые, прозрачные, как вода, кристаллы топазов. В пестрой красивой картине переплетаются между собой эти минералы. Своим образованием они обязаны четырем главнейшим и наиболее важным элементам этих жил — фтору, бору, бериллию и литию. Каждый из этих четырех химических элементов играет свою роль в истории образования цветных камней. В одних жилах преобладает бор, и в них образуются черные турмалины; в других скопляются другие элементы, и красивые кристаллы самоцветов не только выстилают полости трещин, но и сплошь пронизывают всю пегматитовую породу.

К этим четырем элементам присоединяется и целая плеяда других металлов, входящих в состав более редких минералов, иногда образующих мельчайшие, еще мало изученные кристаллики, — все они попадают в жилу из глубин, из внутренних очагов самого гранита. Но не только от них зависит характер минералов пегматитовой жилы: поднимаясь и пробивая себе дорогу, расплавленная гранитная магма захватывает обломки пород, встреченных по пути, растворяет их в себе, что неизбежно приводит к новым минеральным сочетаниям. Если встречаются известняки, то турмалины приобретают красную окраску, связанную с высоким содержанием кальция; если прорезаются змеевики или другие магнезиальные породы, — получаются особого рода полевые шпаты, а турмалины делаются бурыми. Целый ряд закономерностей связывает форму и цвет жильных минералов с теми физико-химическими процессами, которые положили им начало.

Так образовались самоцветные и цветные камни в пегматитовых жилах Мурзинской области.

…Но мало-помалу застыли глубинные очаги магмы, остыли горячие водные растворы в жилах, прекратилось выделение паров различных соединений. Замирали движения земной коры на Урале, и мощные деятели поверхности начали свое разрушительное действие, снося горные цепи, разрушая и смывая пласты и жилы. Горные страны превратились в равнины, а гранитные массивы — в золотоносные пески. Органическая жизнь со всеми своими химическими деятелями подчинила себе верхние горизонты равнины и превратила их в плодородную почву. Из рек, ручьев и болот глубоко проникает вода внутрь земли, и с нею — атмосферные разрушительные деятели: угольная кислота, кислород и органические кислоты. По мельчайшим трещинам и капиллярам проникает вода внутрь гранитов, превращает полевые шпаты в глинистые массы, извлекает и окисляет железо. Эти воды потекли по пустотам пегматитовых и рудных жил, заполнили их бурой глиной, продуктом разрушения окружающих пород, вытравили кристаллы кварца и других минералов или покрыли стенки трещин тоненькой пленкой вторичных минералов.

…Сплошной лесной и почвенный покров закрыл почти непроницаемой пеленой следы былых грандиозных химических процессов; и трудно в этой равнине с отдельными обломками гранитных скал прочесть прошлое Уральского хребта.

В Илецкой Защите

70 километрах на юг от Оренбурга, среди голых ковыльных степей, возвышается одинокая Гипсовая скала Илецкой Защиты, имеющая свою длинную историю. У подножья скалы еще в 1741 году началась добыча каменной соли, выступавшей белоснежными скалами из-под почвенного покрова; сюда, за течение реки Яика (Урала), сходились многочисленные обозы; здесь во время пугачевщины стоял на вершине «острог», который, однако, не спас города от покорения его соратником Пугачева — Хлопушей.

С этих пор Илецкий город стал приходить в упадок — из-за полного бездорожья добыча соли резко сократилась и промыслу грозило полное прекращение.

В 1817 году были начаты довольно большие и правильные работы и был заложен тот «развал», который в следующие 70 лет достиг значительных размеров и большой глубины. Однако обильный приток воды сильно мешал правильной эксплуатации, горячие ветры летом заносили пылью и засоряли добытую соль, зимой же во время снежных буранов приходилось совсем бросать работу. Еще в 1889 году было решено начать подземные работы, а «развал» стал медленно заполняться водой до тех пор, пока в 1906 году в него не хлынули воды из речонки Песчанки и не превратили всю ломку в огромное соляное озеро более 300 метров ширины и до 20 метров глубины.

В 1914 году, когда мне довелось там быть, здания соляного промысла располагались на небольшой возвышенности, к юго-западу от города и Гипсовой горы. Они примыкали с запада к соляному озеру; на север от них — небольшая пресная запруда, образованная рекой Песчанкой; на юг — на далекое пространство — тянется частью голая, частью ковыльная степь, выгоревшая, безотрадная, с табунами лошадей и отдельными угрюмыми фигурами верблюдов.

В поселке соляного промысла не видно столь обычной для копей и рудников сутолоки и грязи, ни один кусочек извлеченного из глубин ископаемого не попадается на глаза. Вы входите в небольшой надшахтенный домик, надеваете рабочую куртку и, воспользовавшись карманным электрическим фонариком, под руководством штейгера начинаете спускаться по удобной деревянной лестнице, кое-где освещенной электрическими лампочками. Уже очень скоро деревянные стенки сменяются серой кристаллической массой сплошной каменной соли. На глубине 40 метров вы попадаете в отдельные широкие штольни старых разработок; вокруг — чистая светло-серая соль, искрящаяся при электрическом свете. Она настолько тверда и плотна, что не нуждается ни в каких деревянных крепях. На полу и на своде потолка под влиянием протекающей воды она выкристаллизовалась в пушистые белоснежные массы. Длинные сталактиты соли спускаются с потолка, как ледяные сосульки, а снизу им навстречу вырастают такие же сталагмиты.

Однако не в этих штольнях идет работа по добыче каменной соли. Вы подходите к большому внутреннему окну, и перед вашими глазами открывается величественная картина: под ногами внизу расстилается огромный зал глубиной в 70 метров, шириной в 25 и длиной в 240 метров. Оценить эти цифры можно лишь вспомнив, что высота зала немного менее 20-этажного городского дома, а длина равняется почти 1/4 километра.

Вначале мы находимся под самой крышей этой выработки, почти единственной в мире по своей грандиозности. Деревянный потолок покрывает всю поверхность зала, так как падение с такой огромной высоты хотя бы незначительного соляного сталактита угрожало бы смертью работающим в глубине. Стенки зала идеально ровно обточены топорами и на всю глубину состоят сплошь из той же серой кристаллической соли. Ни одно постороннее образование[24], ни одна прослойка гипса или других минералов не нарушает однообразия этой картины, только через каждый метр идут горизонтальные параллельные линии — засечки в 10–15 сантиметров.

Весь зал освещается восемью электрическими лампами в 700 свечей каждая. Долго не может привыкнуть глаз к такому яркому свету, и только через некоторое время начинаешь различать внизу вагонетки, людей — целый кишащий муравейник.

Долго еще продолжается спуск в глубину по лестницам, покрытым искрящимися кристалликами соли; и, наконец, мы внизу, на полу из той же соли. Добыча идет методически, в строгом порядке. От стен отсекают топорами на длинных ручках глубокие траншеи в 4 метра глубины (в 4 уступа по 1 метру каждый), и потом всю эту массу соли начинают выбирать от середины в обе стороны зала. С правой стороны зала идет бурение и закладка пороховых патронов, с левой — разработка взорванной массы, укладка в вагонетки и подвозка к центральной шахте. Через день работу переносят на другую сторону. Медленно снимается уступ за уступом, пока не будет выработана до конца соль на всех четырех уступах; и вновь начинается в середине закладывание траншеи и т. д.


Соль-Илецкий рудник. Оренбургская обл.

Более 250 000 килограммов соли поднимается ежедневно на поверхность, и около 500 человек заняты этой работой. Вязкая, мягкая, сырая масса соли разламывается нелегко, и иногда приходится много раз ударить балдой, раньше чем удастся разломить оторванные взрывом глыбы. Однако эта неподатливость материала искупается рядом других благоприятных условий работы: здесь, в глубине гигантского зала, господствует всегда ровная температура в 8–9°C; ни снежные бураны зимой, ни летнее горячее, палящее солнце не проникают в эти глубины, и под броней в 20 метров глины и песку и 30 метров соляного покрова работа протекает совершенно спокойно.

Разломанная соль направляется в шахту, по которой отдельные вагонетки беспрестанно поднимаются на поверхность земли. Здесь соль поступает в обширные амбары, несколько просушивается и поступает в размол. Соль рассыпают в мешки или кульки и грузят прямо в вагоны, подаваемые по проведенной сюда железнодорожной ветке.

Соль настолько чиста и однородна, что не нуждается ни в какой отборке и может непосредственно идти в употребление. О ее чистоте говорят нижеприводимые данные, установленные анализом, сделанным в лаборатории Горного института:

Хлористого натрия…99,190%

Хлористого магния…0,036%

Хлористого кальция…0,082%

Сернокислого кальция…0,435%

Нерастворимого остатка…0,085%

Влажности…0,170%

―――――

99,998%

В последующие годы Илецкая Защита все более и более расширяла свою деятельность. Одного зала уже оказывается недостаточно, и уже разрабатывался проект устройства еще ряда других залов, аналогичных описанному.

Так рисуется перед нами грандиозная картина разработки соли в степях Оренбурга, и только некоторую угрозу представляет расстилающееся на восток от копи глубокое озеро — «завал»: с каждым годом подтачиваются его берега, и все ближе и ближе приближается оно к подземной выработке.

Это озеро невольно привлекает внимание своей необычайностью. Это не только достопримечательность всего края, но и глубокая загадка для современной науки.

Заполняя собой старую разработку, оно в настоящее время мало-помалу превращается в лечебный курорт. Тысячи больных собираются под знойным солнцем на его берегах, а вода его настолько насыщена солью, что не дает возможности купающимся пойти ко дну. Красивые белоснежные скалы причудливых очертаний на западной стороне состоят из кристаллической соли; тяжелые волны соляного озера отшлифовывают их, местами образуя глубокие пещеры и впадины. На поверхности вода обжигает при соприкосновении с ней. Так, по измерениям геолога Л. А. Ячевского, 27 июля температура воды днем достигала 36,1°C. Однако по мере углубления температура резко падает. Л. А. Ячевский дает следующую интересную таблицу температур воды в озере на разных глубинах:

Глубина в метрах / температура

0,1 / 30°C

1,1 / 25°C

5 / –1°C –2°C

10 / –5°C

15 / –4°C –5,5°C

19 / –5°C

Таким образом, в глубине царит холод много ниже нуля даже и в самую знойную летнюю пору.

Это поразительное падение температуры, подмеченное еще знаменитым русским геологом С. Н. Никитиным, до настоящего времени не нашло себе полной разгадки.

По мнению Л. А. Ячевского, изучавшего термические свойства озера, такое понижение температуры в глубинах, при очень высокой температуре атмосферы, должно быть связано с особыми физико-химическими процессами, протекающими с поглощением тепла в насыщенной среде рассола. Из года в год нижние горизонты озера должны подвергаться все большему и большему охлаждению; и все озеро, по выражению Л. А. Ячевского, можно рассматривать как естественный аккумулятор холода. Это явление до настоящего времени было единственным. Нам известен ряд озер (особенно в Венгрии) как раз с противоположными свойствами: в их нижних горизонтах под покровом слоя пресной воды собирается летнее тепло. Детальное изучение теплового режима Илецкого озера уже намечено, и оно тем более интересно и важно, что озеру предстоит значительная будущность как курорту.

Заслуживает упоминания и еще одно небольшое явление, отмеченное Л. А. Ячевским. На северо-востоке от озера возвышается Гипсовая гора с остатками старого казачьего «острога». К крутому южному склону ее прилепился ряд домиков местных жителей, которые пользуются частью этих гипсовых скал как ледниками. В некоторых местах достаточно прислонить к каменной стене какую-либо постройку и тем самым изолировать эту часть скалы, чтобы получить естественный ледник с очень низкими температурами, так как из трещин и пустот гипса «несет сильным холодом». Я лично ощущал эту холодую струю воздуха в ряде ледников; и это явление не может не поражать своей оригинальностью, особенно в дни летнего зноя. Очевидно, что это явление как-то связано с соляным озером или же с залежами соли вообще, так как на северной и западной сторонах этой же горы такого «холода» уже нет.

На горе Кумбе

Совсем другие впечатления и другие картины раскрылись перед нами в тайге Северного Урала, в том богатом Богословском горном округе, где более чем полтора столетия тому назад зародилось впервые горное дело на Урале. Предание говорит, что богатые руды по реке Турье были открыты вогулом, который в 1754 году забрел в тайгу Богословска по следам оленя, преследуемого медведями. Об этой находке узнал предприимчивый верхотурский купец Походяшин и в 1757 году он построил на реке Колонге Петропавловский завод.

Здесь, на увалистом восточном склоне, в тайге, еще и сейчас сохранившей все свои характерные черты, возник один из богатейших горных округов Урала. С небольшой возвышенности около самого Богословского завода во всем величии открывается цепь Уральских гор; у ваших ног расстилается заводской пруд, вдали на западе, километрах в 40–50, непрерывной цепью тянутся малодоступные вершины главного хребта с белыми пятнами снеговых полей, с альпийскими лугами и скалистыми вершинами, а у подножья гор — труднопроходимая болотистая тайга. Эти картины мало знакомы тем обитателям Урала, которые привыкли к мягким и жизнерадостным видам средней и южной части этих горных цепей.

На юге виднеется Конжаковский и Тилайский Камни, а далеко на севере вырисовываются красивые контуры Денежкина Камня (около 2000 м высоты) и на фоне их остроконечная вершина Кумбы (около 1000 м высоты) — цель нашего путешествия.

В 1914 году нас привели к этой горе старые литературные указания о том, что среди минералов горы Кумбы имеются некоторые редкие и ценные соединения. Как ни проблематично казалось нам это указание очень старого исследователя, относящееся к 1840 году, тем не менее в связи с общим изучением минералов Урала оно представляло определенный интерес и его необходимо было проверить и подтвердить.

Хотя наша проверка и дала отрицательные результаты, тем не менее осмотр Кумбы и северной части Богословского округа значительно пополнил наш материал новыми наблюдениями и впечатлениями, совершенно необычными для минералога, привыкшего вести исследование в увалистых областях Среднего Урала или среди живописных и приветливых южных степей.

Ширококолейная железная дорога довезла нас только до Надеждинского завода. Оттуда по узкоколейному пути в маленьком вагоне местного поезда мы медленно стали продвигаться на север по течению реки Вагран. Отсюда путь лежал на лошадях через живописно раскинувшийся, но ныне уже заброшенный Петропавловский завод и затем вверх по долине реки Колонги — к самому подножью Кумбы, где в лесу на берегу реки только что был отстроен кордон. Превосходное шоссе, посыпанное шлаком, сменилось скоро лесной дорогой, а затем только отдаленным подобием дороги; приходилось идти пешком, а лошади с трудом перетаскивали наш багаж через пни, корни и камни.


Река Вагран.

На следующее утро мы начали подъем, который, как мы рассчитывали, не должен был быть особенно трудным. Однако уже скоро мы вступили в труднопроходимую область кочковатых болот, покрытых густым лесом. Болота сменились пологим склоном, покрытым типичной тайгой с опрокинутыми буреломом или подпиленными деревьями; пришлось перебираться через поросшие мхом стволы трехсотлетних гигантов — сосен и кедров. Густые черные сетки на голове и перчатки на руках далеко не защищали от роя комаров, а сетка, непривычная для нас, сильно затрудняла дыхание. Выше подъем сделался еще круче, и к вечеру мы попали в область нагроможденных скал. Разрушение твердой горной породы — оливинового габбро — здесь принимает грандиозные масштабы: с вершины во все стороны скатываются обломки подточенных водой и воздухом глыб. Почти вся масса горы состоит из габбро, некогда застывшего в глубинах в виде мощного массива. Тщетно искали мы минералов в его однообразной кристаллической массе. Только кое-где в некогда расплавленной серой породе скопились массы магнитного железняка; следы меди, налеты эпидота нарушали скучное однообразие.

Поднялся ветер; сырой, холодный туман окутал вершины гор. Под нависшей скалой, около небольшого водоема, мы разложили костер и стали готовиться к ночлегу. Иногда ветер разгонял тучи, прорывался луч солнца, далеко на востоке освещая необозримую картину сибирской тайги. Несколько отдохнув и согревшись, мы решили подняться на вершину, но самая высокая точка горы Кумбы оказалась недоступной и лишь временами в виде остроконечного пика показывалась среди стелящихся туч. Грандиозные осыпи выше сменялись своеобразными лугами альпийского типа или густым мягким покровом мха. Мы обошли северо-восточный склон, собирая материал и осматривая однообразные скалы габбро, но поиски наши оказались безрезультатными. Уже стемнело, когда по каменистым отвалам мы спустились вниз и нашли место для ночлега. После холодной ночи и тщетных попыток согреться у костра один из наших спутников предпринял вторичный осмотр вершины, подойдя к ней с другой стороны, но и этот осмотр никаких результатов не дал.

Сырая холодная погода не позволяла дольше оставаться на вершине, а сильная усталость и недостаточный запас взятой с собой провизии заставили нас отказаться от дальнейшего осмотра южных склонов и приступить к спуску. После дождей, прошедших в последние дни, этот спуск местами оказался очень трудным, а в болотистых низинах мы продвигались еще медленнее. Сырая и неприветливая тайга была совершенно безжизненной, и только кое-где разодранная когтями колода напоминала нам о медведе — главном обитателе этих лесов.

Таким образом, наши поиски на горе Кумбе не только дали отрицательные результаты, но показали и всю бесполезность дальнейших исследований. Тем не менее мы решили осмотреть ближайший район, примыкающий к горе, и все шурфы и ямы у подножья горы. На реке Колонге, недалеко от нашего кордона, наши поиски принесли нам некоторый успех. В старом железном руднике (Покровском и Колонгском), ныне подготовляемом к большим работам, мы встретились с рядом образований, которые, казалось, могли бы быть интересными. Здесь изверженные породы, близкие к тем, которые сложили вершины Кумбы, прорвались в область известняков. Из расплавленной магмы выделились огромные скопления магнитного железняка, а сам известняк превратился в гранаты и эпидоты. Местами длинные призмы эпидота были заключены в массу магнитного железняка, который не только покрывал их черной корой, но иногда совершенно замещал вещество эпидота. В результате этого образовались черные призмы, внешний вид которых иногда до малейших деталей напоминал строение некоторых редкоземельных соединений. Может быть, именно в этих призмах и заподозрил исследователь 40-х годов XIX столетия те минералы, о которых он писал в своей работе. Трудно дать определенный ответ на этот вопрос, и остается только пожалеть о неполноте и краткости старого описания.

Только, когда попадаешь в какие-либо чужие края, руководясь старыми материалами или старыми маршрутами, — глубоко научаешься ценить тех немногих исследователей прошлого, которые умели сочетать широту научной мысли с точностью и детальностью описания своих наблюдений. Дать точное описание наблюдавшихся явлений природы, выхватить из многообразия деталей и мелочей главные, характерные черты, в резкой и краткой форме сформулировать все, что видел глаз и схватила мысль, — это настолько сложная и важная задача, что перед ней бледнеют все трудности лабораторного исследования или теоретического анализа в кабинетах ученых.

И, может быть, в наше время, когда при стремительном темпе жизни мысль естествоиспытателя очень часто забегает вперед, отрываясь от фактов и наблюдений, полезно было бы оглянуться назад, на наших великих предшественников конца XVIII и начала XIX в., которые в своих спокойных эпических повествованиях медленно подготовляли основание для постройки величественного здания современного естествознания, собирая для него один за другим кирпичики точного наблюдения природы.

Не идеи или великие обобщения, не завоевания отвлеченной мысли создали наше современное естествознание, — нет, оно явилось результатом той скучной и трудной, неблагодарной описательной работы, благодаря которой в течение более двух столетий нагромождались факты на факты, выковывались отдельные звенья той великой цепи законов природы, которые удалось объединить в прекрасное целое в наши годы, в годы критической переоценки и творческой работы.

Автопробег по южному Уралу[25]

По рудникам и стройкам южного Урала

За последние годы в жизни Южного Урала произошло много знаменательных событий, которые совершенно видоизменили всю его экономику, весь его прежний облик. Вырос новый Челябинск с его мощной энергетической базой Чегрэс, посылающей электроэнергию не только на свои заводы-гиганты, как завод ферросплавов, алундовый и тракторный, но и далее — в Златоуст и Свердловск. Построен и работает — гордость Советского Союза — Магнитогорск. Родилась из остывшего пепла легендарных рассказов о былой славе золотых рудников — новая, крупнейшая механизированная золотая промышленность, которая собрала и объединила в артели «старателей» и старых матерых золотоискателей, и пылких комсомольцев из казацких станиц и башкирских деревень.

Ушел в невозвратное прошлое старый Урал с его богатыми заводчиками, золото- и столбопромышленниками[26], английскими, французскими, бельгийскими и всякими другими компаниями, с его демидовскими и расторгуевскими повадками и традициями, с его беспробудным пьянством, темнотой и бескультурьем.

На смену старому Уралу пришел советский Урал с передовой техникой на заводах и новостройках, с комбайнами на полях, шоссейными дорогами, автомашинами, со светлыми школами, кино и театрами, с молодой бурлящей жизнью. Стальными лентами протянулись новые линии железных дорог. Начали разрабатываться руды хрома, марганца, вольфрама, никеля, алюминия, прежде даже неизвестные в этих частях Урала.


Старая техника разработки полезных ископаемых. Киссовский рудник на Южном Урале. Фото автора, 1912 г.

Обновляется и растет промышленность Урала. Во все ускоряющемся темпе создаются новые центры хозяйства и культуры.

И вот в 1932 году я снова совершаю поездку на Урал.

Мы летим на самолете через Южный Урал. Вокруг лачуг старой Челябы белеет кольцо новостроек нового, промышленного Челябинска. Дымятся трубы электрической станции Чегрэса; прорезая леса, долины и горы, во всех направлениях тянутся линии передачи электрической энергии в сотни миллионов киловатт.

Знакомые нам по старым поездкам картины узких лоскутных полей, чересполосицы старой русской деревни сменяются совершенно иным рисунком: крупные полотнища колхозных и совхозных полей большими однородными и одноцветными пятнами покрывают предгорья Урала. Вокруг Челябинска целая сеть железнодорожных путей, и новые двойные полоски рельс протягиваются и к хорошо нам знакомым ковыльным степям южных равнин.

Земля на время скрывается в облаках. Дрожит стрелка компаса, несколько крутых виражей вырывают самолет из тумана, и неожиданно под ногами расстилается картина Магнитогорска — сложнейший, сразу даже непонятный переплет домов, фабрик, заводов, дорог, железнодорожных путей, еще только рождавшегося гиганта Урало-Кузбасса.

Приходит тридцать четвертый год. Цветущей южной весной мы на машине, нашем вездеходе Горьковского завода — «легковожке», по прозванию ребятишек Миасса, — выезжаем из Ильменского минералогического заповедника для осмотра новых промышленных центров Южного Урала. После нескольких часов пути мы попадаем на некогда принадлежавший английской компании Кыштымский завод, который теперь дает значительную часть меди, добываемой в Советском Союзе. Два-три часа переносят нас в Златоуст с его крупнейшим советским блюмингом; еще семь часов — и мы у ворот никелевого комбината Уфалея и у месторождения прекрасного сероволнистого мрамора, который сейчас всем нам так хорошо знаком по Московскому метро.

Семь-девять часов пути отделяют нас и от Магнитки, с ее годовой мощностью по окончании строительства свыше 3 миллионов тонн чугуна, то есть количество, равное почти всей производительности черного металла в царской России.

И из того же Ильменского заповедника имени В. И. Ленина через цветущие колхозные поля и новый чистенький совхоз мы за три часа попадаем в Челябинск, еще строящийся, еще растущий, город будущего. Перед нами и вокруг нас вырастают громады Тракторного; и, когда бродишь среди цветов и зеленых лужаек, раскиданных между отдельными цехами этого замечательного завода, трудно себе представить, что здесь в результате сложной работы станков, инструментов, конвейеров, печей ежегодно рождаются десятки тысяч мощных тракторов.


Город Челябинск. Так выглядел центр города в 1915–1916 гг.


Город Челябинск. Так выглядит площадь Революции сейчас.

Дальше идут все новые и новые заводы. Вот на этом заводе, как в жерле вулкана при температуре, равной температуре поверхности солнца (около 3000–4000°), выплавляются ферросплавы — сложнейшие химические соединения, нужные для качественной стали, а искусственный драгоценный камень рубин, массами в несколько тонн весом, извлекается из печей могучими кранами, чтобы превратить его затем в порошок наждака для абразивного производства. Дальше здания Чегрэса, цинкового комбината, площадка Бакальского завода, комбинат белых красок, добываемых из черных титановых руд Кусинских месторождений около Златоуста. Тяжелая промышленность Челябинска и его области сделала ценнейшим поставщиком для всего Союза тех металлов, сплавов, тракторов, машин, которые раньше в громадных количествах ввозились из-за границы…

Новый мировой центр промышленности растет на месте старой купеческой Челябы, как новое мощное орудие, перестраивающее географическую карту нашей страны.

Осенью 1934 года мы снова в Ильменском заповеднике имени В. И. Ленина. На открытом балконе старого деревянного дома проходит первая научная конференция Челябинской области. Крупнейшие специалисты, знатоки Южного Урала и его богатств, съехались сюда, чтобы подвести итоги сделанному и обсудить проблемы будущих работ. На балконе председатель — с боталом в руках вместо звонка — ведет это необычайное заседание среди дивного соснового леса, среди цветущей природы Южного Урала.

«Мало, — говорят специалисты, — знаем мы наши богатства. Нам мало того, что на территории области выявлено больше половины всех железных руд Урала. Нам мало того, что здесь открыто и готово для промышленности много уральских запасов меди, цинка, алюминия, что нигде больше мы не знаем таких месторождений магнезита, талька и хромита, как здесь, на Южном Урале, что мировое значение имеют еще мало кому известные минералы будущего — кианит и вермикулит. Мало потому, что еще беспредельно и безгранично богатство Южного Урала, потому что еще десятки тысяч квадратных километров его горных цепей никогда не изучались геологами и геохимиками, потому что неведомые еще богатства скрыты под покровом полей и степей».

И геологи, и геохимики в ярких красках рисовали замечательные геохимические законы распределения металлов, руд, минералов на территории почти в треть миллиона квадратных километров, обсуждали и намечали новые пути для поисков, бурения и разведок.

Позднее, той же осенью, в ноябре, здесь же собралась и конференция по углю и его химизации. Эта конференция, проведя ряд заседаний в Ильменском заповеднике, на автомашинах выехала на Челябинские угольные копи, чтобы там на месте выяснить детали стоявших перед конференцией вопросов. В результате работ конференции были изданы две книжки: «Проблемы геохимии основных магм» и «Челябинские угли».

Уже в 1934 году выяснилась необходимость в следующем же году организовать крупную комплексную экспедицию, которая взяла бы на себя изучение ряда проблем, связанных с нарастающим темпом развития производительных сил, со стройкой новых крупнейших предприятий, и разрешила бы ряд возникающих отсюда вопросов лесного хозяйства, водных ресурсов, путей сообщения и т. д.

Выполнение этой ответственной задачи взял на себя Совет по изучению производительных сил Академии наук СССР.

Государственный Ильменский минералогический заповедник, расположенный у станции Миасс, у подножья прославленных Ильменских гор, и являющийся географическим центром большого района Южного Урала, решено было использовать как базу: организовать здесь научно-исследовательскую станцию с лабораториями для разработки актуальных проблем, наиболее интересующим развивающуюся промышленность, которые могли бы определить ее будущие пути и помочь планировать новые линии социалистического строительства.

Ломоносовский институт Академии наук давно уже вел изучение этого удивительного края, значение которого еще в 1920 году так гениально предвидел В. И. Ленин. И с тех пор, из года в год, растет Ильменский заповедник, укрепляется эта база научных работ.


Добыча железной руды современными методами на Высокогорском руднике.

Летом 1935 года на Южном Урале начала работать Южноуральская комплексная экспедиция. Она разбросала свои многочисленные и разнообразные отряды на огромных пространствах Башкирии, Челябинской области, Оренбургского края и Западного Казахстана.

В круг ее работ входило изучение полезных ископаемых и их геохимии, вопросов геологии, необычайно сложных именно в этой части Урала, лесного хозяйства, с целью указать новые методы для его рационального развития; гидрологии — с учетом водных запасов для уже имеющейся и еще возникающей новой промышленности; почвоведения — как конкретной основы колхозного и совхозного строительства; и, наконец, экономики — для того, чтобы наметить правильную линию развития народного хозяйства и пути товарооборота.

Наша бригада должна была совершить автопробег по Уралу и выполнить следующие задания: ознакомиться с работами отрядов в районе действия Южноуральской комплексной экспедиции, с рядом исторических месторождений, с новыми стройками, новыми проблемами.

Кроме того, эту поездку решено было использовать и для сбора минералов для Минералогического музея как первый опыт применения автомобиля для полевой музейной работы, который обеспечивал бы возможность посещения в кратчайший срок многих месторождений и сбора музейных образцов крупной величины.

Время пробега было ограничено жесткими сроками. Маршрут расписан по дням.

Поездки из Миасса в Челябинск и Свердловск научили нас быть готовыми ко всяким случайностям в пути, иметь запасные части, баллоны, шины, инструменты и т. п. Пробег намечено было сделать на двух машинах: легковой «ГАЗ» и полуторатонной грузовой того же завода. На грузовой разместили запас горючего, смены колес, шины, палатки, спальные мешки, продовольствие, оберточную бумагу, инструменты и т. д.


Миасс — Кочкарь — Карталы

Отъезд в Кочкарь — старинный центр золотой промышленности — был назначен на 6 часов утра 2 августа.

Первая часть пути от заповедника через железнодорожную станцию Миасс и затем город Миасс самая неприятная: плохая дорога, много пыли. Миновав город, машины выезжают на широкую проезжую дорогу к поселку Черная Речка и направляются далее к живописным озерам большого селения Кундравы. Отсюда мы взяли круто на восток по Челябинскому тракту, и здесь у нас произошла первая и единственная авария. Грузовая машина отстала, и когда она, наконец, подъехала, то у нее оказалась сломанной передняя рессора. Мы еле доехали до совхоза Медведевского.

Это — целый социалистический городок с электростанцией, с великолепным парком сельскохозяйственных машин, с необозримыми массивами полей, с мастерскими, школами и всем тем, что так характерно для нашего нового строительства.

В большой мастерской рессора была заново перебрана водителем машины — А. В. Бабкиным, всегда веселым, энергичным и готовым помочь везде и всем. Кроме этой починки, наши машины нигде не чинились за все время пути…

Отсюда машины повернули на юг, на большой Кочкарский тракт, и по прекрасной степной дороге понесли нас к прежней столице золотого дела — Кочкарю, где еще 50–60 лет назад добывали «бешеное» золото, где слепая фортуна превращала в богачей одних и разоряла других, где с каждым золотым прииском были связаны легенды о сказочных богатствах… Но это было давно. Золото добыли. Одни пропили его на месте, другие проиграли в карты. Заглох край, и казалось, что нет уже здесь места для золотоискателя и инженера.

Но наступило и для этого края новое время, пришел новый хозяин — с новой техникой, с новой идеологией, и ожило золотое дело, давая металл в количестве, превышающем старые добычи, перекрывающем задаваемые нормы.

Не узнать края. Везде протянулись линии телефонов и провода электропередач. Жилища многих «старателей» — добытчиков золота — радиофицированы; везде электрический свет; прочно вошли в быт велосипеды и легкие быстроходные автомашины.

Миновали Кочкарь; наша ближайшая остановка — так называемый Пласт. Здесь сосредоточены крупные заводские установки по добыче золота из коренных месторождений, здесь находятся глубокие шахты, циановая фабрика и управление золотоносным районом. Встреча с руководителями, инженерами и техниками. Осматриваем новый районный музей. Нам показывают новую находку с Андреевского рудника — шеелит в известняке.

Два часа проходят незаметно. Торопимся с отъездом, чтобы засветло стать на ночлег где-нибудь поближе к Борисовским сопкам. Через час мы останавливаемся у выселка Ключ, возле больших старательских работ. Мы в центре старой и «новой» золотой промышленности, в районе, где в старые годы (1850–1870 гг.) при промывке золота по речкам Каменке и Санарке были сделаны первые находки сначала розового топаза, потом корунда, эвклаза, хризоберилла и кианита. Любопытно отметить, что, как видно из документов архива горного департамента, уже в тридцатых годах XIX века имелись некоторые указания на цветные камни в Троицком уезде по рекам Ую и Увельке. В архиве имеется договор с помещиком Балкашиным «О добыче редких металлов и драгоценных и цветных каменьев» в этом районе.

Район реки Санарки и впадающей в нее Каменки — притоков реки Уй, текущей в Тобол, — составляет южное продолжение Кочкарских россыпей и расположен в 20 километрах на юг от Кочкаря, среди плоских ковыльных степей с редкими березовыми рощами. Среди низких, заросших камышами берегов текут мелководные речонки — Санарка и Каменка, с которыми у минералога так много связано. Довольно однообразную картину степного характера с перерытыми и беспорядочно нагроможденными песками оживляет возвышенность, окаймляющая район россыпей и называемая Борисовскими (или Соколиными) сопками. Эти сопки с их отдельными гребешками — вершинками — сложены из слюдистокианитовых кварцитов. Большая часть всей этой области занята гранитом, на котором еще местами уцелели островки каменноугольных мраморовидных известняков. Главнейшие россыпи находятся в этих известняках, частично прорезанных, так же как и граниты, кварцевыми и полевошпатовыми жилами. Часть этих жил сильно каолинизирована и составляет глинистые скопления в известняках некоторых приисков. Именно с этими жилами и приходится связывать в основном происхождение самоцветов.

Район этих рек пользуется всемирной славой благодаря своим драгоценным камням, славой, тем более заслуженной, что он не только дал большое количество ценного материала для огранки, но подарил русской минералогической науке одну из лучших ее страниц — описание редчайших драгоценных камней этой «русской Бразилии», как ее справедливо назвал академик Николай Иванович Кокшаров.

Наш первый ночлег в поле. Поставлены палатки, согрет чай, кончены дневные заботы, отдыхаем от напряженного внимания, с которым мы следили за постоянной сменой картин при быстром беге машины. Подошли старатели. Начались рассказы о старых добычах, в которых правда сплеталась с вымыслом; рассказы о новом быте старателей, таком не похожем на жизнь в старые времена.

Спускается тихий, теплый вечер, вместе с ним приходит сон.

С утра идем на Борисовские сопки — известное с давних пор месторождение голубого кианита. Но только в наше время промышленность обратила внимание на кианит как на высококачественный огнеупор. Уральский институт прикладной минералогии провел здесь большие разведочные работы и подсчитал запасы этого минерала.

Кианит был хорошо известен всем золотоискателям, ибо его голубые светленькие кристаллы широко рассеяны по всему району россыпей.

Мы идем вдоль Санарки и вспоминаем о ее былой славе. Эта река упоминалась в русской и иностранной литературе прошлого столетия в связи с находкой здесь таких редчайших минералов, как кристаллы эвклаза. Около 25 кристаллов было найдено здесь при промывке золота, и каждый ценился во много сотен рублей. Только два места на земном шаре дают эти минералы: река Санарка и Минас-Жераис в Бразилии.

Эвклаз, удачно называемый иногда хрупиком (благодаря своей исключительно резко выраженной спайности), является действительно драгоценным камнем, потому что соединяет в себе красоту окраски с ясностью тона и чистотой. Он представляет собой такую редкость, что заставляет вести строгий учет каждому найденному кристаллу. При сильном стеклянном блеске окраска его самая разнообразная. Встречаются кристаллы синевато-зеленого, желтовато-зеленого цвета и даже совершенно бесцветные. Нередко наблюдается неравномерное (зонарное) окрашивание кристалла, причем обычно головка окрашена в более густой тон, а основание желтоватое или совершенно бесцветное. Несмотря на разнообразие оттенков, русские кристаллы по своему цвету довольно четко распадаются на две группы: зеленоватые со слабым синеватым, чаще рыжеватым светлым оттенком и синевато-зеленые, нередко очень густого тона, большой красоты. Кристаллы первого сорта достигают большей величины и более вытянуты по вертикальной оси, что придает им сходство со светлыми бериллами. Некоторые густо-синие кристаллы эвклаза долгое время смешивали с кианитами, на которые они весьма похожи по цвету; и именно в партиях кианита опытный глаз Н. И. Кокшарова и сумел найти первый кристалл эвклаза. В шестидесятых годах интерес к эвклазам был настолько велик, что Екатеринбургская гранильная фабрика посылала специалистов-чиновников для промывки партий кианита с целью отыскать в нем эвклаз.

Переходим речку Санарку. Она вся перекопана и то течет маленьким ручейком, то образует глубокие озерки, заросшие тальником — следы старинных крупных разработок. На берегу построена опытная фабрика для промывки кианита и подвезено много материала из разведочных канав. Мы присаживаемся к кучам материала и отбираем кусочки сланца с кристаллами кианита.

Кианит южноуральских россыпей уже давно стал применяться для огранки, хотя русские гранильщики неохотно брались за него, ввиду того, что камень легко раскалывается при шлифовке.

В россыпях Санарской системы очень много кианита в виде кристаллов длиной до 4 сантиметров. Цвет его необычайно разнообразен: от розового или бесцветного до темно-синего и зеленого. Васильково-синие кианиты иногда переходят в небесно-голубые или фиолетовые и благодаря своей прозрачности, несомненно, обладают ценными качествами. Не менее интересны и зеленые разновидности; кристаллы их обычно меньше синих, а цвет их приближается к цвету аквамарина. Они также отличаются большой чистотой и прозрачностью и могут идти в огранку. Кристаллы кианита обычно сильно окатаны, лишены конечных граней и нередко имеют своеобразную форму, благодаря которой и получили у местного населения название «овсянок». Добываются они при промывке золота и остаются в тяжелом шлихе вместе с другими драгоценными камнями.

Снова едем. Дорога идет в гору. Пологий длинный подъем, высокие травы. В полях работают сенокосилки. Около вершины видны разведочные шурфы и канавы. Отвалы блестят листочками слюды. Горы-сопки сложены слюдяными сланцами, в которые вкраплен кианит. Его происхождение связано с процессами больших давлений, которые превращали богатые алюминием осадочные породы в слюдяные сланцы с кианитом. Несколько часов мы осматриваем многочисленные поисковые работы, собираем материалы и, нагруженные большой добычей, под лучами палящего солнца спускаемся снова к Санарке, забирая вправо, к старинному Андреевскому золотому прииску. Здесь еще сохранились следы крупных работ. В известняках сделаны грандиозные выемки, прорыты целые катакомбы, нижние горизонты которых залиты водой, и причудливые переходы ведут из одной пещеры в другую. Здесь было богатейшее золото, сосредоточенное в системе тонких кварцевых прожилок в крупнозернистом известняке. Теперь в скалах гнездятся стрижи, наполняющие пещеры веселым щебетанием. Пришли сюда и старатели и по следам старых работ выбирают еще оставшиеся целики.


Андреевский золотой прииск. Фото 1935 г.

К этим известнякам приурочены и более поздние находки свинцового блеска, цинковой обманки и прекрасных образцов натечного смитсонита (углекислого цинка). Их небольшие гнезда уже выработаны, но район еще ждет детальной научной разведки. В поселке мы встречаем радушный прием, пьем чай с замечательными уральскими пшеничными калачами (уральская пшеничная мука — одна из лучших в мире), превкусным клубничным вареньем и топленым докрасна молоком. Грузим собранные минералы на попутную лошадь и направляемся к Ключу, к нашим машинам. После коротких сборов — отъезд. Автомобили быстро идут по ковыльной степи. Горизонт широк. Мелькают селения, вокруг которых раскинулись поля пшеницы. Радостно смотреть на эти беспредельные поля. Нет ни «полосок», ни «чересполосицы», — они ушли вместе с сохой, с убогой лошаденкой и убогим бытом. Стерлись границы единоличных хозяйств, и коллективный хозяин поля — колхоз — с гордостью может смотреть на дело своих рук и своих машин. Через два часа мы подъезжаем к Троицку. Уютный, чистый городок. Короткая остановка для закупки хлеба — и дальше на юг, вдоль полотна железной дороги, к станции Карталы, около которой лежит крупный рудник хромистого железняка, где работает один из отрядов Южноуральской экспедиции.

Но до рудника еще далеко, и мы уже поздно вечером останавливаемся на ночлег за селением Краснополянка. Вечер темный. Палатки ставим при свете фар на берегу какой-то речонки. Чай кипятим на примусе. Длинный день окончен. Отдых.

Ранним утром выясняется, что мы стоим у речки, заросшей камышами. Тянут утки.

Наш шофер А. В. Бабкин — страстный охотник. Бросив обычные утренние занятия, выхватив из футляра ружье, он быстро скрывается в прибрежном тальнике. Томительно тянется время ожидания результата охоты. Наконец, вдали слышны подряд два выстрела. С воды поднимаются стаи уток, а спустя короткое время мокрый по пояс А. В. Бабкин торжествующе приносит чирка, и мы слушаем увлекательный рассказ о плавающих стаях крякуш, о хитрых и сторожких птицах, к которым так и не удалось подобраться поближе; и только один молодой, неопытный чирок пал жертвой своей неосторожности. Удачная охота. Бывало хуже: то осечка, то патрон без дроби. Ну понятно, чего только не бывает на охоте!

Мы приезжаем в селенье Полтавку, районный центр. Здесь база нашего отряда. С сожалением узнаем от сотрудницы отряда, что вся группа наших работников выехала в другой хромовый район, за Урал, на месторождение Краки, расположенное за Авзяно-Петровским заводом на расстоянии 200 километров, на запад по прямой линии. Решаем осмотреть местный рудник Верблюжку на горе того же названия. После завтрака едем через большое станционное селение Карталы на рудник, к которому подведена ветка железной дороги. Громадный рудник, много разрезов — мест добычи. Высококачественная руда — 38–40 процентов окиси хрома[27]. На руднике застаем заведующего, который любезно руководит осмотром рудников. Мы встречаем здесь много молодежи — студентов и молодых геологов-разведчиков.

Большой веселой компанией мы осматриваем это замечательное месторождение, открытое в 1930 году. Минералогия этого рудника весьма сложна, в связи с тем, что позднейшие процессы вызвали ряд механических перемещений рудного тела, смяли и рассланцевали окружающие змеевики, а химические факторы переработали эти породы и образовали ряд редких и интересных минералов, совершенно необычных для хромовых месторождений Урала. Мы с увлечением собираем большие прекрасные экземпляры зеленых полуопалов, светлые желтоватые хлориты — джефферизиты, фиолетовые кеммерериты и никелевые минералы, выделившиеся при изменении змеевиков. Нагружаем машину и уже затемно возвращаемся в нашу штаб-квартиру в Полтавку. По уже установленной традиции, расставляем палатки для ночлега во дворе под открытым небом.

С утра мы снова на руднике. На борту карьера выбираем для музея крупный типичный кусок хромита, более 200 килограммов весом. Собираем минералы, прощаемся со всем рудником. В Полтавке пакуем ящики с собранными минералами и сдаем на базу для отправки.


С востока на запад

Нам предстоит большой путь. Машины осмотрены, проверены. Запас горючего пополнен. Маршрут намечен через селение Требию и Гумбейский район на Белорецк, а оттуда большим шоссе на Авзяно-Петровск для встречи с нашим отрядом. Степная привольная дорога. Легко идут машины, развивая местами скорость до 70 километров в час. Задерживают только переправы через речки и поиски достаточно крепких мостов. Еще не везде дорожное строительство на высоте, хотя перевозка людей и производится исключительно на машинах. Пресловутая «русская тройка» и езда «на перекладных» уже не существуют. Скорость в 10–12 километров в час не удовлетворяет никого. Жизнь спешит. Мы снова едем по золотоносным районам. Везде кипит работа. Кучи свежедобытого песка; работают артелями мужчины и женщины, целые семьи, и только изредка — одиночки.

Селение Требию проезжаем под вечер. Канун выходного дня, работа закончена. Население отдыхает на улице на завалинках у домов; слышны песни.

Мы на Балканском руднике (селение Гумбейка лежит в стороне). Это центр не только золотопромышленности, но и вольфрамовой промышленности. В 1926 году профессор К. К. Матвеев из Свердловского горного института нашел первый шеелит (вольфрамовокислый кальций). С тех пор с перерывами шла исследовательская работа, и в настоящее время добыча идет на двух главнейших коренных месторождениях: на Балканском и Бурановском рудниках. На Балканском руднике заложена шахта, работа идет уже ниже 72 метров.

На руднике мы застаем группу молодых геологов-разведчиков из Свердловска. Они рассказывают о своих работах, охвативших большой район, о новых точках, где найден шеелит, о выясненных ими закономерностях его распространения, связанных с выходом гранитных (грано-диоритовых) пород, и, наконец, о находке группы жил с вольфрамитом в более южном районе, у селения Айдырлы, по линии железной дороги Карталы — Орск, где они нашли в верхних частях жил блоки до 30 килограммов. Все данные говорят за то, что Айдырлы, может быть, будут новой базой вольфрамовой промышленности на Южном Урале. До позднего вечера за чайным столом идет оживленная беседа о работе, о ее перспективах, о достигнутых результатах. Я горячо поддерживаю эту группу молодых энтузиастов, благодаря энергии которых намечаются контуры большого, нужного и весьма важного дела.

Хочу напомнить, что наша промышленность не может обойтись без вольфрамовых руд. Самые высокие сорта стали-самозакалки для резцов, самые твердые сплавы для буровых инструментов немыслимы без вольфрама. Наша задача — найти столько вольфрамовых руд, чтобы сделать ненужным импорт этого металла. До сих пор центром мировой добычи вольфрама является Китай.

Между прочим, выясняется и необычайно слабая техническая оснащенность партии свердловских геологов-разведчиков: на десять человек одна лупа, мало молотков, компасов, и особенно плохо со средствами передвижения.

На утро назначается осмотр обоих рудников объединенной группой из работников свердловской партии, геологов рудника и нашей бригады, а затем собеседование с новым директором шеелитового управления и отъезд. Наши палатки мы ставим за селением, на границе полей. Несмотря на общий протест молодежи и стремление их оставить нас в своем общежитии, мы желаем им покойной ночи и идем в палатки.

На следующий день утром большой компанией на двух машинах едем на Балканский рудник. Осматриваем штабеля крупнозернистого, почти чисто белого известняка с вкрапленными зернами и кристаллами шеелита, собираем материал для музея, а затем идем в рудничную контору и готовимся к спуску в шахту.

Спуск лестничный, очень отвесный, со многими дефектами; и только желание видеть открытые незадолго до этого будто бы карстовые пещеры заставляет нас пренебречь трудностью спуска и обратного подъема.

Это, в сущности, не пещеры, а полости по линии большого сдвига, заполненные кристаллическим известняком с шеелитом. В дальнейшем часть известняков выщелочилась и образовалась как бы настоящая карстовая пещера с характерными сталактитами на кровле. Остатки известняка на стенках пещеры выработаны, так же как и ее дно, особенно богатое шеелитовым концентратом. Интересно, что вода из этих пещер ушла по трещине вглубь.

В окрестностях шахты мы осматриваем разведочные канавы с минералами скарна — гранатами и эпидотами, а затем переезжаем на шеелитовый же рудник — Бурановский. Но здесь уже совсем другой характер образования минералов. Шеелит приурочен к системе кварцевых жил, залегающих в меридиональном направлении и прорезанных узкими траншеями на значительную глубину. Хотя у нас в музее и имеются гумбейские минералы, нам было очень интересно самим найти кристаллы редкого колумбита, рутила и изящные шелковистые розетки стронцианита.


Группа участников автопробега на Бурановском руднике.

По возвращении на рудник было устроено обсуждение виденного, заслушаны интересные доклады начальника Свердловской группы и его сотрудников о направлении поисковых работ и перспективах шеелитового дела. Затем вся группа направилась в помещение Управления для выяснения ряда организационных вопросов с руководством рудников.

Только к вечеру мы выехали с Балканского рудника, направляясь на пересечение Верхнеуральского тракта; проехали мимо гор Куйбаса, севернее Магнитогорска, видели вдалеке дымы завода и электрические огни города, но нашей целью был Белорецк. Машины мчались, забирая на северо-запад, к предгорьям Уральского хребта. Степной ландшафт начинал сменяться низинами и холмами. Набежали тучи, стемнело. Проехав большое селение Баимово, мы стали на ночлег на берегу реки Кизил у подножья Урал-Тау.

В 10 минут поставлены палатки, разостланы спальные мешки. Легкий ужин, последние слова о впечатлениях этого длинного дня — и отдых людям и машинам.

Утро на другой день было прекрасно. Весело шумит на перекатах Кизил. За речкой, у подножья гор, — деревня Артемьевская. Высоко на горе рудник. Оставляем часть отряда складывать вещи и идем смотреть руду. Крутой подъем. На склоне горы куски красно-бурой яшмы и марганцевой руды. Марганцевая руда выходит на поверхность, и здесь начата ее разработка. Рядом с темно-серой, местами черной рудой — слои красно-бурой яшмы, поставленные почти вертикально. Вблизи рудника, возле забоя, выходы полосатой яшмы. Ее слои смяты в красивые складки.

Наконец, я вижу своими глазами эту замечательную полосу яшм и марганцевых руд, которая протянулась вдоль Урала более чем на 500 километров и по которой можно прочесть одну из интереснейших глав его прошлого.

В далекие геологические времена конца девонского периода — примерно 350–500 миллионов лет тому назад, когда первые острова будущего Уральского хребта поднимались из океана, в прибрежных водах этих древних материков кипела жизнь, отлагались остатки живых организмов (типа бактерий). Иногда это были или радиоляриевые илы, которые концентрировали кремнезем и послужили материалом для будущих яшм, формировавшихся в сложном процессе горообразования при огромных давлениях, под действием спекающего жара подводных извержений. Или это были организмы, богатые марганцем — «марганцевые организмы», они собирали из вод океана марганец и в виде так называемых вадов накапливали миллионы тонн этого вещества. Такие процессы идут и в настоящее время на дне всех океанов, особенно в наиболее глубоких местах. Эти древние скопления ложились рядом с кремнистыми осадками и дали нам эту, казалось бы странную, комбинацию серой или черной руды рядом с изумительным поделочным камнем, украшающим залы Эрмитажа и других мировых музеев несравненными по красоте вазами, столами, каминами и многими другими вещами.

Мы слышим позывные сигналы машины, которая подъехала к подножью горы и зовет нас вниз. Пора ехать дальше. Образцы руд и яшмы взяты в рюкзаки. Сделаны снимки, и мы торопимся вниз. Степь кончилась, дорога уводит в горы; подъемы и спуски; появляются леса. Перед нами открываются картины, одна живописнее другой. Видны большие каменистые высоты главного хребта. Мы едем между горами, по долинам. Наконец машины взбираются на перевал, и начинается спуск в систему притоков реки Белой. Через два часа быстрой езды мы увидели широкую долину самой реки Белой и раскинувшийся на ней большой завод и город Белорецк. Искусственные насаждения защищают город от ветра и красивой аллеей ведут вниз. Деловая часть города, она же и наиболее старинная, лежит внизу, у заводского пруда. В старые годы на Урале пруд был первым и единственным источником энергии. Позднее на помощь ему пришла паровая машина. Около пруда всегда сосредоточивалась вся жизнь: завод, жилье, рынок. Мы оставляем машины у столовой; на рынке, покупаем продукты. Много ягод, молодая зелень — морковь, редис, огурцы, лук.

Закуплен хлеб; посланы телеграммы; можно ехать дальше. Сразу за Белорецким заводом мы попадаем на дорогу, только что смоченную дождем. Машины начинают буксовать. С величайшим трудом, лавируя от одного более надежного участка к другому, мы медленно двигаемся, то съезжая с шоссе, то снова возвращаясь на него, когда уже совсем нельзя двигаться по боковой глинистой дороге. К нашему счастью, дождь прошел неширокой полосой. Наконец, мы выходим на сухую дорогу, машины набирают ход, и мы спускаемся на юго-запад по гористому живописному пути, наслаждаясь мощностью машины («40 коней», — как шутливо прозвал я нашу машину), легко берущей такие подъемы, где надрываются лошади.

Дорога идет вдоль реки Белой, которую мы переезжаем много раз по хорошо построенным мостам. Здесь, видимо, дороге уделяют достаточно внимания, по все же путь тяжелый. Особенной осторожности требуют спуски. Мы проходим мимо старых, уже не работающих железоделательных заводов. Шлак на дорогах говорит о заброшенном производстве. Наконец мы приезжаем на Нижний Авзяно-Петровский завод. На спуске к реке нашу бригаду встретили товарищи по экспедиции. Расспросы о дороге, о Верблюжке, о хромитах; оживленный обмен мнениями. Делимся впечатлениями об осмотренных месторождениях; мы показываем привезенные минералы, которые вызывают заслуженное одобрение. Наша заботливая хозяйка хлопочет о чае и ужине. Но, пока готовится лукулловское пиршество, о котором мы, приехавшие, не могли и мечтать, собирается совет по организации завтрашнего дня. Оказывается, что на хромовые рудники, расположенные в урочище Краки, проехать на машине нельзя. Нужны лошади. Но сейчас в разгаре уборка хлеба, и каждая подвода на счету. Вся надежда на сельсовет и на колхоз. Забота о транспорте занимает долгое время, но, наконец, наши товарищи приходят с вестью, что три подводы нам будут даны. Придется проехать около 40 километров до рудника на Краках, а затем на другой день осмотреть целую группу менее значительных разработок и вернуться на завод. Всего пути 70 километров. Однако поздно. Пора на покой, но впереди еще чай и главный аттракцион вечера, гордость хозяйки — жареный выкормленный поросенок, такой, какого годами не встретишь. Ему было единодушно оказано должное внимание, ну, а потом усталость берет свое. Молодежь, вытесненная приезжими гостями, уходит спать на сеновал, на душистое свежее сено. На этот раз палатки не ставятся. Здесь были дожди; земля сырая, а вечер прохладный. Мы стараемся устраиваться подальше от стен, но это не гарантия, и только густо обведенный керосином «заколдованный круг» обеспечивает желанный покой.

Утро было серое, безрадостное. Моросил дождик. Плохую погоду надо использовать на переходы, тогда хорошая останется для работы.

Не дожидаясь последних сборов, мы выходим пешком, хорошо зная, что в свое время лошади нас нагонят. Грязно и скользко. Мы одеты в ватники. Однако на свежем воздухе дышится легко и свободно. Хорошо после длинного путешествия в машине пройтись, чтобы окислилась кровь, чтобы отдохнуло тело от непривычно долгого сидения.

Километрах в четырех от селения подходим к переправе через реку Белую. Старик-паромщик на наши крики не торопясь вылезает из крохотной избушки, медлительно отвязывает причалы, — паром скользит по быстрой в своих верховьях реке Белой. За рекой — лес и поля. Вскоре нас нагоняют лошади. Небо хмурится, и начинается дождь, сначала мелкий, затем все сильнее и сильнее. Делаем попытку укрыться под деревьями, но скоро становится очевидным, что это бесполезно. Неважная и раньше дорога окончательно портится. Глубокие выбоины полны жидкой грязи. Лошади с трудом тянут пустые телеги. Мы все идем пешком. Идем долго и упорно, так как езда по плохой лесной дороге на короткой жесткой телеге мучительна.

Через 8 часов ходьбы показываются строения рудника. Я не знаю, кто здесь был последним хозяином, но дома он построил хорошо. Приходим промокшие и сильно утомленные длинным переходом. К этому времени тучи разошлись. Снова сияет солнце, наступающий вечер обещает хороший день. Сторож рудника Сегидей, моложавый красивый башкир, радостно встречает старых знакомых; он не ждал так скоро увидеть участников отряда, недавно покинувших рудник. Быстро подан самовар. Остается еще достаточно времени для осмотра рудника.

Из рассказов выясняется, что «Краки» — новое название, а прежде этот рудник назывался Башартским. Он разрабатывался в 70–90-е годы XIX столетия, давал прекрасную руду и ряд интересных минералов, уже давно известных музейным работникам. Мы большой компанией осматриваем старые работы, сами находим давно знакомые нам по коллекциям камни. Любуемся исключительной мощностью рудного процесса, слушаем рассказы наших молодых исследователей о происхождении руд, о явлениях минерализации, знакомимся с их наблюдениями и выводами. До глубокого вечера идет обсуждение геохимии хрома и железа и «чистой линии»[28] башартского процесса, так резко отличающегося от сложной, запутанной картины процессов горы Верблюжки. Мы поражены красотой минералов и жалеем, что завтра утром уже нужно двигаться дальше, что нельзя побыть здесь еще, чтобы собрать для музея большой и хороший материал. Кое-что собрано, но этого мало.


Штольня в хромитовом руднике Большого Башарта. Южный Урал.

Вот приходит «завтра». После всех утренних процедур собираемся в путь. Прощаемся с Сегидеем и его семьей. У него две девочки — Анимá и Нагимá — и сын-малыш. Семья живет в лесу, вдали от людей. Живут чисто, опрятно, культурно. Старшая девочка, лет восьми-десяти, красавица; все ее существо как бы проникнуто сознанием своей прелести: движения, походка, манера держать голову полны какого-то внутреннего достоинства.

Направляемся на рудник Саргáю. Мокрая высокая трава. По лесной дорожке давно уже мало кто ездит. Дорога тяжелая. Идем пешком. Одну за другой осматриваем старые разработки — рудник имени Менжинского, Малый Башарт. Однако после Большого Башарта все кажется скучным, бесцветным и мало интересным.

Мы завершаем осмотр Краков, выходим на лучшую дорогу, где можно уже сесть на лошадей, и возвращаемся на завод. Лошади бегут домой рысью, и к 18 часам мы снова в Авзяно-Петровске.


Белорецк — Магнитогорск — Орск

Водители машин с нетерпением ждут отъезда. Все охвачены жаждой движения, и непривычно долгая стоянка и покой тяжелы. Назначаю отъезд на 21 час. Маршрут: Белорецк — Магнитогорск. С нами должен выехать хромитовый отряд. Он закончил свою кампанию. Начинаются приготовления к отъезду. В назначенный срок нагруженные машины выходят из ворот, осторожно взбираются по узкому каменистому подъему, набирают скорость и большим ходом идут в глубокой темноте, которая кажется еще чернее от яркого белого света фар. Становимся на ночлег в час ночи на полянке у дороги, вблизи какой-то речонки. Все озябли. Разложен большой костер. Быстро выпит чай, и все деловито готовятся к ночлегу.

Наутро оказывается, что наш лагерь стоит в очаровательном месте, на опушке старого соснового леса, недалеко от веселой речки. Лучшего места и днем мы не могли бы выбрать. Все отдохнули. Командую громко «по коням» (подразумеваются — 40 лошадей «газика»). Снова любуемся пейзажами горного Урала. В полдень приезжаем в Белорецк. Остановка около столовой. Завтрак. Короткий визит на рынок. Возы клубники и дикой ароматной вишни. Такого количества ягод я никогда не видал. Поспела малина; она продается или в липовых белых долбленках, иногда весьма высоких, или же в характерных типично башкирских, сделанных из лубка, лукошках. Запасаемся ягодами и едем дальше большой дорогой на Магнитогорск. Приблизительно здесь пройдет трасса новой железной дороги, которая соединит Уфу через Белорецк с Магнитогорском. Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять, как изменится экономика Магнитогорска, когда он будет соединен с центром Советского Союза новой короткой линией взамен окружной, через Полетаево — Карталы. Его металл выйдет на магистраль Уфы и на судоходную реку Белую.

По пути заезжаем на марганцевый рудник Ниазгуловский, в 40 километрах от Магнитогорска. Через него проходит новая линия железной дороги; и уже в 1935 году от Магнитогорска до рудника должны быть проложены рельсы. Как и в Артемьевском марганцевом руднике, здесь рядом залежи красно-бурой яшмы и марганцевой руды, а кроме того выходы изверженных пород — туффитов. Большой рудник, много карьеров, много штабелей руды[29]. Транспорт не справляется с перевозками. Железная дорога легко разрешит эти трудности.

Подъезжаем к Магнитогорску. Так вот он — гигант советской индустрии! Город, выросший с колоссальной быстротой на пустом месте, построенный героическим трудом рабочих в неимоверно тяжелых условиях континентального климата, с его жестокими морозами и степными ветрами.

Мы едем по этому большому городу. Как будто специально для контраста, на окраинах его еще сохранились группы землянок с названиями «Шанхай», «Пекин», «Нью-Йорк», «Чикаго». Прежде всего визит в Управление, где после свидания с директором комбината и главным инженером получаем направление в один из домов для приезжающих.

Приятно видеть хорошо обставленные комнаты, пружинные матрацы, телефон, радио, чудесный фарфор в столовой, прекрасную ванную и т. д. Приводим себя в порядок, идем в столовую, где нас кормят вкусным обедом.

Затем приступаем к осмотру города, конечно, только части его.

Город слишком велик и сильно разбросан. Мы в лучшей части, «в березках», где в складке горы сохранилась березовая роща. Здесь построены прекрасные дома-особняки для руководителей, для инженеров, строителей завода.

Мы идем к главному инженеру, заведующему рудниками, чтобы сговориться об осмотре величайшего в Советском Союзе рудника. Живет главный инженер в одном из вновь построенных особняков. Мы любуемся постройкой и всеми удобствами, которые предоставлены здесь человеку. Остаток вечера проходит незаметно за дневниками и письмами.

На следующий день утром группа выходит на гору Атач, где расположен главный работающий рудник. Плоская, пологая безлесная гора. Десятиметровые уступы открытых работ опоясывают Атач, и кажется невероятным, чтобы здесь, в этой малозаметной горе скопилось столько железа в виде магнитного железняка. Поразительная картина: громадный работающий рудник и нет людей, не слышно голосов, пусто, нет забоев, вагонеток… На борту одного из разрезов мы видим гусеничный буровой станок; он забуривает целую систему скважин глубиной в 10 метров, куда закладывается масса аммонала до 15–20 тонн, затем производится громадный взрыв. Отваливаются десятки тысяч тонн руды. После этого приползают мощные экскаваторы, которые в свой ковш могут взять до 20 тонн. Они забирают руду. Более мелкую кладут на поезда, составленные из думкаров, то есть платформ, опрокидывающихся сжатым воздухом. Наши советские электровозы везут груженые составы на сортировочную фабрику, громадные корпуса и эстакады которой видны на соседней горе. Там руда подготовляется к плавке и выдается на домны. Большие многотонные куски руды экскаватор складывает отдельно. Их разбуривают потом мелкими бурами, рвут и отправляют в сортировку. Мы идем вдоль забоев.

Геологи обращают наше внимание на строение месторождения, хорошо видимое на руднике.

Железорудное месторождение образовалось на контакте между гранитами и осадочно-эффузивными породами и, в особенности, известняками каменноугольного возраста, протягивающимися полосой восточнее горы Магнитной. Вдоль контакта выделявшиеся из гранитной магмы газы и пары, приносившие железо, кремнезем, серу, медь и прочее, превратили известняки, вулканические туфы и туффиты в так называемые скарны, то есть породы, образованные главным образом из известково-силикатных минералов (гранат, пироксена и др.) со включением в них сплошных масс и выделений магнетита, гематита, пирита, халькопирита, хлорита, эпидота и пр.

Сернистые соединения (пирит, халькопирит) выделились позднее, и, под влиянием процессов выветривания в верхней части рудной залежи, руды окислились и лишились сернистых минералов, вследствие чего получились очень чистые бессернистые руды с содержанием железа около 63%. В нижней части залежи, или в сернистой зоне руды содержание железа около 57 процентов и имеются пирит и халькопирит. В верхней части залежи скарны под влиянием выветривания разложены: из них вынесены кальций и кремнезем и осталась только охра. Вкрапления и сплошные выделения магнетита окислились и превратились в большей или меньшей степени в мартит (красный железняк). По своей чистоте (минимальное содержание серы) и большей легкоплавкости рýды верхней окисленной зоны ценятся выше сернистых руд нижней части, которые требуют обогащения.

Мы просим главного инженера отправить нам в музей, в Москву, несколько кусков магнетита, но действительно больших, которые давали бы полное представление о типе руды. Главный инженер рассказывает нам об экономике работ на руднике, и мы узнаем, что стоимость добычи руды достигла рекордно низких цен. Он рассказывает о своей поездке в Америку для изучения организации добычных работ, об оборудовании, которое было там закуплено. Но теперь мы все изготовляем сами — и электровозы, и экскаваторы, и буровые станки. Быстро растет наша Родина. Быстро догоняет она передовые страны Европы и США. С гордостью смотрим мы с вершины Атача на другие горы, богатые рудой, на Дальнюю, Ежовку, Узянку, на мощный Куйбас, на раскинувшийся громадный город, на дым многочисленных заводов, — дела рук новых строителей новой жизни.

Мы горячо благодарим работников рудника и направляемся к дому. Здесь мы расстаемся с нашей партией хромитчиков. Они уезжают железной дорогой в Свердловск и далее на другие хромовые рудники. Наш путь иной: на Баймак, Бляву, Халилово и Орск.

Машины готовы, вещи сложены. Мы прощаемся с хозяевами и снова в путь. Опять степь; опять ковыль и простор.

Большая шоссейная дорога Магнитогорск — Орск. Однако на дороге слишком много людей, и мы с удовольствием сворачиваем на Баймакский тракт. Прекрасное шоссе. Начинают попадаться машины Ормедьстроя. Мы в новом крае. Дорога ведет нас опять на Урал, к горам. Не доезжая до Баймака, съезжаем с дороги и засветло становимся на ночлег на берегу речки Таналычки. Прекрасное место, хорошая вода, достаточно дров для костра. Дружной компанией готовим ужин, всегда такой вкусный в поле.

Завтра мы увидим Баймак. В старые, дореволюционные годы, когда многими лучшими месторождениями Урала владели англичане, Баймакская концессия, или, как ее называли, «Таналык-Баймак», была одной из тех, которые славились своим богатством — медью и золотом. Медистые колчеданы северных частей района Свердловска — Калата, Дегтярка, Зюзелка и Карабаш — были давно известны нам, но южных колчеданных месторождений, связанных с альбитофирами, мы еще никогда не видели. Тем интереснее посмотреть этот новый большой район колчеданных месторождений.

Подъезжаем к управлению Баймака. Несмотря на выходной день, мы застаем здесь директора медеплавильного завода, Он приветливо встречает нашу бригаду и предлагает осмотреть завод, куда только что прибыла другая бригада — члены правительства Башкирии во главе с заместителем председателя Центрального Исполнительного Комитета. Бригады встречаются. Взаимно делимся впечатлениями. Я даю подробное интервью представителю «Правды» о целях нашей поездки и о наших путевых наблюдениях. Выплавляющий черновую медь завод сильно устарел. Узнаем, что Таналыкское месторождение колчедана выработано и завод живет привозной рудой с месторождения Юлалы. Баймак пережил самого себя. Намечаем маршрут на Семеновский рудник, Юлалу, Туба-Каин, Бурибай и Бляву.

Мы на Семеновском руднике. Здесь по следам английских работ организованы новые работы по добыче золота. Богатые места. Разрабатывается «железная шляпа» рудника. Мы видим большие открытые работы. В отвалах много бурых железняков с необычайно красивой побежалостью, по расцветке напоминающей павлинье перо. Мы собираем красивые большие куски, грузим их в машину; слушаем рассказы о добыче золота, о необычайном богатстве Семеновского рудника.

В полутора часах езды отсюда лежит рудник Юлала, откуда по железнодорожной ветке медесодержащий колчедан доставляется на Баймак. Заезжаем в столовую, где нам дают простой, хороший и сытный обед.

В столовой мы встречаем двух молодых людей, — как оказалось, студентов Московского геологоразведочного института. Один из них сейчас же предложил показать нам рудник: он интересовался минералами, много расспрашивал, записывал; другой же был надутый, важный и недоступный; он ничего не спрашивал.

Мы осмотрели руды, погруженные на платформы. Колчеданы сильно окислены, разложены до купоросов. Очевидно, разрабатываются верхние части рудника. Мы взяли пару кусков медного колчедана. Наш спутник-студент обещал нам доставить в музей материалы из своих сборов. В 4–5 километрах от Юлалы расположен баритовый рудник Туба-Каин. Здесь нас настигает сильный дождь. Мы бегло осматриваем штабеля барита, заготовленного трестом «Лакокраска», берем образцы. Не успевая даже взглянуть, с чем связаны столь мощные скопления, мы едем дальше, боясь запоздать с приездом в Бляву. К вечеру подъезжаем к Бурибаю. Основа золотой район, снова открытые работы, штабеля мешков с приготовленной для отправки рудой, циановая фабрика. Мы пытаемся найти себе руководителя для осмотра работ, но безуспешно. К нам присоединяется ученик из Баймакского техникума, сын одного из служащих. Толково и просто он рассказал нам, где и как ведутся работы, показал наиболее интересные места, где встречается золото. Как и в Семеновском руднике, здесь золото приурочено, по-видимому, к верхней части месторождения. Под слоем беляков появляются отдельные выходы синих глин, несущих в себе небольшие кварцевые скопления, наполненные кристалликами самородной серы. Здесь мы знакомимся с многими интересными данными золотого дела.

Мы сердечно простились с нашим маленьким провожатым и направились дальше. Погода нам благоприятствовала. Спускался тихий, по-южному теплый вечер. Освещая дорогу, всходила полная луна. Поля пшеницы чередовались с полями подсолнечника. Машины светом своих фар спугивали с дороги сов, караулящих полевых мышей, и застигнутые врасплох птицы метались в лучах яркого света. Особенно страшно было за тушканчиков. Ослепленные светом, они иногда долго мчались впереди машины, пока не догадывались свернуть в сторону. На сером фоне дороги их почти не видно, и только беленький кончик длинного хвостика мелькает впереди колес. Мы подъехали к селению Блява, лежащему близ станции Блява Оренбург-Орской железной дороги; спустились на боковую дорожку и стали у речки на скошенном лугу. Пока мы ставили палатки, к нам подошел гражданин, как оказалось — служащий Блявского комбината. Несмотря на позднее время, он уговаривал нас идти пить чай к нему в дом; пришла его жена, и нам пришлось согласиться. Оба были так трогательно гостеприимны, так радовались приезжим людям! С нас было взято слово, что утренний чай тоже будет у них.

На другой день утром идем в управление Блявского комбината и знакомимся с начальником строительства. Он показывает нам планы рудника, заводов, нового города, подъездных путей. Мы узнаем, что Блявский комбинат начинает новую историю в использовании колчеданных месторождений. Как известно, все старые заводы, обжигающие колчедан на медь, а частью и на кислоту, на большие пространства отравляли воздух удушливыми серными газами. Теперь будет применяться новый способ, с использованием которого, при несколько измененном типе печей, помимо получения меди будет улавливаться вся сера, которая выплавляется в виде «черенковой» серы в количестве приблизительно 12–15 тонн на одну тонну меди.

Этот новый способ вносит глубочайший переворот не только в экономику использования колчеданных месторождений, но и во все серное дело. Его хозяйственное значение огромно. Главный инженер развертывает перед нами грандиозный план нового строительства. Мы ясно видим здесь детище второй пятилетки: другие возможности, другой размах, другая постановка дела.

Нам предлагают начать осмотр с рудника. Поданы машины, и мы едем по вновь освоенным участкам. Еще в управлении мы ознакомились с геологическим планом месторождения, с формой рудного тела, с распределением рудных зон. Мы едем осмотреть работы по подготовке к эксплуатации замечательной штольни, или, как мы ее сразу же назвали, «метрополитена». Прямая, как стрела, высокая, электрифицированная, она имеет 1700 метров в длину и упирается в нижнюю часть рудного тела. По этой магистрали будут ходить электровозы: подвозить рабочих, выдавать руду и целиком обслуживать рудничное хозяйство. Идем в верхнюю часть рудника осмотреть отвалы разведочных шахт. Любопытная картина поверхностного процесса окисления колчедана — медножелезные купоросы. Воздух такой сухой, что разбитые куски купороса яркого сине-зеленого цвета в течение 2–3 минут (пока заворачиваешь в бумагу) теряют воду, белеют, изменяя с поверхности свою окраску. Мы видим на руднике временное кустарное производство по улавливанию меди из природных купоросных вод. Отсюда мы едем посмотреть начало постройки нового, социалистического города. Мы видим площадку города, очень удачно выбранную. Будущий парк, музыкальные эстрады, фундаменты домов, начало канализации и водопровода. Строится большой кирпичный завод по последнему слову техники. Строительство располагает прекрасной глиной. Далее — территория будущего завода и рабочий поселок. Рабочие помещения производят неизгладимое впечатление. Большие комнаты — скорее дортуары, а не казармы. В спальне все кровати с пружинной сеткой, чистые матрицы, на каждой постели две простыни, одеяло, подушка в наволочке и полотенце. Все чистое, белое. Такая же изысканная чистота в столовой. Все это имеет громадное воспитательное значение. Строительство города и завода еще только началось, а школы уже построены. С осени в них будут учиться дети строителей комбината. Новый хозяин устраивает жизнь по-своему, «всерьез и надолго». Кстати сказать, одновременно со строительством комбината идут поиски новых месторождений, новых линз колчедана, и не без результата. Все части комбината имеют подъездные пути и соединения с железнодорожной станцией Блява.

Очарованные всем виденным, полные ощущения новой жизни, бодрые и радостные, мы покидаем Бляву.


Добыча руды на колчеданном месторождении Блява.

Железнодорожная станция Халилово лежит на той же линии Оренбург — Орск. Переезжаем железнодорожный путь и спускаемся в рудничный поселок, расположенный у реки Губерли, притока реки Урала. Здесь работает отряд экспедиции. Находим их квартиру. Отряд на месте, работает. Знакомимся с молодежью. Руководитель отряда должен приехать завтра утром. Не теряя времени, решаем остаток дня посвятить осмотру ближайших рудников хромистого железняка.

Вместе с отрядом, в сопровождении директора халиловской группы Союзхромита, начинаем объезд. В Халилове имеются рудники нескольких типов. В руднике № 6 выделение руды, очевидно, происходило при весьма высокой температуре. Темные, почти черные, лишенные всякой минерализации перидотиты говорят об отсутствии минерализаторов. Хочется назвать этот процесс «сухим». На штабеле руды находим превосходные зеркала трения. Другие рудники, как № 41, отчасти напоминают Краки. Их пеструю, вкрапленную в виде горошин руду, характерную для Халилова, здесь называют «рябчик». Мы поздно кончаем наш объезд, успевая хорошо усвоить тип здешних руд. После чая идем в приготовленные палатки, поставленные на полянке между домов. Южная ночь тепла и тиха. Все залито лунным светом. Бóльшая часть населения поселка спит на открытом воздухе, и мы тоже.

Ранним утром приехал руководитель отряда. Все мы ждали его с большим нетерпением. Предстоящий осмотр железорудных, никелевых и магнезитовых месторождений, являющихся продуктом изменения перидотитовых пород, нам хотелось бы провести с ним, так как он давно и много занимался изучением явлений, происходящих в самых верхних частях земной коры и связанных с тем, что в широком смысле слова зовут «выветриванием».

В Халиловском районе процессы выветривания змеевиковых пород, давшие начало месторождениям никеля, кобальта, магнезита и железа, протекали в течение конца триасового и начала нижнеюрского периода жизни земли.

Выветривание протекало в условиях равнинной местности, имевшей характер степей, при очень слабо развитой растительности, обусловливавшей отсутствие гумуса. Поверхность земли была покрыта своеобразной корой выветривания из трех сменяющихся вглубь зон, получивших различный минералогический состав.

Сверху вниз здесь сменялись зоны железной охры, нонтронита и слабо измененного серпентинита. Различные полезные ископаемые при процессе выветривания сконцентрировались в разных зонах: магнезит — в нижней зоне слабо измененного серпентинита, никель и кобальт в нонтронитовой зоне, а железо — в зоне охры.

Этот тип выветривания известен под названием латеритного процесса и особенно распространен в южных широтах в климате постоянно влажном или переменно влажном, но без избыточной влажности, вызывающей длительное заболачивание местности.

Здесь, в Халиловском районе, этот процесс особо интересен в связи с весьма длинным континентальным периодом, в результате которого образовалась древняя кора выветривания, к которой и приурочены все указанные месторождения. Наша объединенная бригада начала исследования с никелевого месторождения, на юг от железной дороги. Никелевое месторождение — это та же степь, только ровные, расположенные в строгом порядке небольшие холмики отвалов, разделенные для каждого шурфа сообразно глубине на три отдельные пробы, позволяют признать эти большие, почти совершенно плоские простанства за будущие рудники. В нескольких местах сделаны большие выработки; в них видно послойное расположение разных глинистых материалов и среди них особого, зеленовато-желтого нонтронита, с которым связана никеленосность.

Никелевая руда обязана своим происхождением змеевикам. В длинном процессе их изменения и разрушения никель накапливается, образуя ряд минералов довольно изменчивого состава. Руда тщательно изучалась, и сейчас технологическая проблема ее освоения блестяще решена.

Старая царская Россия всегда жила на привозном никеле. Между тем, этот металл является совершенно необходимым в оборонном деле (как и вольфрам), в электропромышленности, в химии, в медицине и в разнообразных производствах.

Советская власть в очень короткий срок справилась с этой проблемой, столетиями остававшейся неразрешенной.

Наша страна уже имеет на Урале Уфалейский никелевый комбинат, освоены руды в Орском районе у Аккермана, разведаны Халиловские. Никель найден на Кольском полуострове, в Актюбинском районе и т. д.

Непосредственно рядом с никелевым месторождением находится одно из магнезитовых. Это небольшая выработка сильно окремненного магнезита. В отвалах рудника нами собраны многочисленные и прекрасные образчики молочного и почти прозрачного опала. Образование опалов и полуопалов часто связано с разрушением змеевиков, но минеральная природа Советского Союза бедна опалами, и Халиловское месторождение нужно признать выдающимся. Здесь же вместе с опалами в разведочных шурфах найдены характерные выделения минерала арагонита, особой разновидности кальцита. Отсюда мы переезжаем на наиболее крупное эксплуатирующееся месторождение магнезита. Изумительна картина рудника! Среди измененного, по-видимому, горячими водами змеевика видны белоснежные прожилки, жилы и мощные выделения магнезита. Забои во много квадратных метров состоят из белоснежного камня, крупнораковистого излома, откалывающегося большими скорлуповатыми звенящими кусками. Отдельные более мелкие включения имеют форму «конкреционную», более всего напоминающую цветную капусту, за что этот магнезит и получил название «капустника». По окончании осмотра южного участка мы заезжаем на базу никелевой партии, где нам передают для музея ряд превосходных образцов опала. Простившись с группой, мы направляемся в железорудный район.

Халиловские бурые железняки известны давно. Они относятся к довольно редкому типу хромо-никелевых железных руд, то есть содержат облагораживающие примеси хрома, никеля и кобальта, которые придают чугуну и стали особо ценные свойства твердости, повышенной стойкости на износ и устойчивости от ржавчины.

Эти примеси обычно прибавляют в жидкий чугун в различных пропорциях для получения нужных марок сталей. В Халилове же эти примеси находятся в природной руде, почему и руды получили название природнолегированных хромом и никелем.

При использовании этих руд встречались технические трудности, с одной стороны — из-за непостоянного состава руд, а с другой стороны — из-за излишне повышенного содержания в них хрома (1–3%).

Руды в Халиловском районе протягиваются среди оливиновых пород в виде широкой полосы. Содержание никеля в руде регулярно увеличивается с глубиной в рудной залежи. Поэтому для получения руды постоянного состава для плавки необходима правильная шихтовка руды из нижних и верхних горизонтов залежи.

Мы оставляем Халилово и через полтора часа подъезжаем к Орску. Старинный городок, построенный в 1731–1742 годах обер-секретарем сената, статистиком и географом И. К. Кирилловым в устье реки Ори, сначала назывался Оренбургом, а затем Оренбург был переведен в 1742 году на свое нынешнее место, а здесь остался Орск. Помимо своего стратегического значения, он, по мысли строителя, должен был служить «отворению с товарами пути» в Бухару и Индию.

Торговля с Азией и Индией осталась мечтой. Орск должен был воевать с башкирами, но постепенно заглох, и только старая крепость напоминает о его прошлом назначении. Орск превратился в маленький уездный городок Оренбургской губернии. Во время революции он был ареной боев, затем закончился период гражданских войн, и для Орска начался новый исторический период — советский. Теперь Орск — крупный индустриальный центр. Наши автомашины долгое время маневрируют среди новостроек, складов леса, камня, цемента, металла. Новый Орск на стройке, Орск в лесах. Уже вырисовываются контуры новых гигантов-заводов — паровозо- и вагоностроительного, крекинг-завода, к которому подведен нефтепровод длиною в 847 километров из Гурьева, Никельстроя и т. д.

Мы едем в управление всеми этими строительствами. Нам надо успеть осмотреть месторождение орской яшмы. Вечером назначено заседание по вопросам орско-халиловской проблемы, а на ночь — отъезд нашей бригады в Магнитогорск. Идем обедать. Полчаса на обед, затем короткий отдых, чай и выезд на орское месторождение яшмы. Мы переезжаем за реку Орь и мимо большого конного завода едем на гору Полковник — самое замечательное в мире месторождение пестроцветной яшмы. Каменистая слабовсхолмленная степь покрыта волнующимся ковылем и усеяна бесформенными глыбами и осколками разноцветных яшм.

Вскоре начинаются полосы яшм с выходами каких-то изверженных пород, далее — первые разработки с подготовленной к отправке яшмой. От одного склада мы переходим к другому, восторгаемся красотой рисунка этого камня.

Трудно дать исчерпывающую характеристику этой яшмы, — настолько разнообразны ее рисунок и окраска; свыше двухсот разновидностей знаем мы в этом районе, и лучшие рисунки и расцветки относятся именно к яшмам этого месторождения.

Наконец-то мы своими глазами видим это замечательное месторождение; мы строим различные догадки о причинах окраски и не можем понять, как могло случиться, что яшмы эти почти не изучены, даже не учтены и не описаны их месторождения, нет анализов, шлифов. Совершенно несомненно, что должно быть проведено самое широкое изучение их, так как яшма не только интересный минерал и горная порода, но и первоклассный поделочный камень, широко известный буквально всему миру материал, роль которого еще впереди, так как только сейчас начинает развертываться строительство нашей великой Родины. Одна Москва потребует для своих дворцов, музеев, библиотек огромное количество высокохудожественного и прочного поделочного и декоративного камня.

Во время осмотра, когда мы, увлеченные каким-то куском яшмы, склонились к груде камней, мы услыхали оклик и увидели невысокого человека в спецовке, который стремительно двигался к нам с угрожающим видом. В. И. Крыжановский вышел к нему навстречу с намерением принять первый словесный удар, но, когда мы встретились, оказалось, что перед нами стоит наш старый уральский приятель, завзятый искатель камней, знаток и любитель этого дела — Трофим Панфилович Семенин. Его гневное, суровое лицо постепенно проясняется; он широко и приветливо улыбается, увидя старых знакомых, столь неожиданно появившихся в его владениях на территории добычных работ треста «Русские самоцветы». Он ведет нас на базу, где сложена и рассортирована главная масса добытой яшмы. Здесь поистине есть на что посмотреть. Крупнейшие, по нескольку центнеров, куски изумительного тона и рисунка, специально заготовленные для экспортных изделий, материал для шкатулок, брошек и разных других поделок. Мы видим совершенный материал; но как несовершенно поставлена его добыча! Она так же примитивна, как и сотни лет назад: огромные отходы, совершенно случайные места разработок; создается впечатление, что берется только самая ничтожная часть беспредельно больших залежей, и ясно, что в будущем должна быть совершенно изменена организация всего дела: и закладка разработок, и методы добычи, и, конечно, более бережный подход к самому материалу. Несмотря на радушное и очень соблазнительное предложение остаться пить чай на «орской яшме» и провести здесь еще и утро, мы уже при луне возвращаемся в Орск. Заседание созвано. Начальник строительства говорит о новом центре советской индустрии, о новых задачах, выдвинутых возникшей промышленностью, о уже найденных новых рудах и о тех, которые еще надо найти. Он просит Академию наук помочь в изучении этого заново открываемого края, с таким разнообразием рудных и нерудных ископаемых, таких сложных по их химическому составу и трудных для технологического освоения. Новая «орско-халиловская проблема» должна быть поставлена на обсуждение в Академии наук как особая тема.

Мы поддерживаем это мнение и обещаем собрать особую конференцию по этой проблеме с привлечением представителей Оренбургского края и руководителей новостроек. В 12 часов ночи заканчивается обсуждение плана организации изучения главнейших вопросов этой громадной проблемы. Начальство приглашает нашу бригаду к себе, поит и кормит и только тогда отпускает в далекий путь.

Несколько позднее в своей полевой книжке я набросал маленький рассказ об этом посещении Орска. Он вошел в мою книжку «Воспоминания о камне» под названием «На горе Полковник».


Вдоль реки Урал

От Орска до Магнитогорска более 350 километров. Несмотря на прекрасную лунную ночь, мы не раз сбивались с правильного пути в лабиринте дорог; не раз, казалось бы, наезженная дорога выводила нас в поля, и мы должны были возвращаться обратно в поисках нового направления. Надо сказать правду, только с наступлением рассвета мы пошли уверенно и правильно. И когда утром вышли на большую дорогу, то долгое нервное напряжение во время ночного пути, усталость и бессонная ночь взяли свое. Сначала я, чтобы подбодрить нашего водителя машины — Василия Федоровича Цветкова, занимал его разговорами, а затем другие наши товарищи должны были уже нас обоих развлекать очень интересными приключенческими рассказами, чтобы не дать нам задремать. Только перед Магнитогорском все мы приободрились в ожидании желанного отдыха. Наконец машины остановились у подъезда знакомой нам квартиры. Не прошло и четверти часа, как мы уже спали крепчайшим сном.

Вторая половина дня была нашей первой дневкой и, может быть, наиболее нерационально проведенным днем, но, во всяком случае, мы все хорошо отдохнули и уже с вечера начали готовиться к завершающей части нашего автопробега. Теперь наш путь намечался на Верхнеуральск и далее старым «золотым» трактом вдоль яшмово-марганцевой полосы на озеро Калкан и затем на Миасс.

Мы выехали из Магнитогорска. Прежде всего нужно сказать, что главное направление на Верхнеуральск уже не прежнее, ибо «тракта» в старом понимании этого слова нет. Нет ни земских, ни вольных ямщиков, нет заливных колокольчиков под дугой лихих коренников, нет исправников и прочего барствовавшего начальства. По вновь проложенным дорогам снуют наши «газики» и зисовские грузовики. Мы едем среди полей. В пригородном совхозе загружаются огромные силосные башни. Везде идет сбор урожая. В горохах засели мальчишки. Не раз в пути мы останавливали свои машины и с чувством особого умиления и какой-то гордой удовлетворенности смотрели на колонны комбайнов, которые в своем медлительном, неуклонном движении делают громадное дело — переворачивают крестьянскую жизнь, перетряхивая, как солому, человеческую психологию, подготовляют новый «золотой фонд». Ни разу за время нашего длительного пробега мы не видели согбенных фигур жнецов; «страды» в нашей стране уже не существует.

Мы въезжаем в Верхнеуральск. Небольшая остановка на площади. Дальше наши машины начинают прижиматься к реке Уралу. Мы снова в яшмовой полосе и острым взором ловим выходы пород, останавливаясь у каждого интересующего нас места.

Яшмовые месторождения Южного Урала начинаются на севере в районе Миасса и уходят на 500 километров на юг, в Казахские степи; в Мугоджарских горах они вновь появляются из-под почвенного покрова. Полосою в 40–50 километров тянутся эти поразительные и единственные в мире месторождения яшм, обнажаясь на берегах притоков Урала, где они зажаты в толщах диабазовых покровов, вулканических туфов и метаморфических сланцев.

Вдоль всего почтового тракта Миасс — Верхнеуральск — Орск местное население и путешественники-исследователи наталкивались на большие и малые глыбы этого камня. Мы знаем многие сотни отдельных находок яшмы, и почти невозможно перечислить все деревни и урочища, в которых встречалась яшма.

Около деревни Наурузовой начинают попадаться полосатые яшмы, но для нас главная задача сегодняшнего дня — увидеть знаменитую «кушкульдинскую» яшму, в которой буровато-красные полосы перемежаются с серовато-зелеными, создавая красивые ленточные рисунки.

Кушкульдинская яшма исключительно красива и составляет одну из достопримечательностей Урала. В Зимнем дворце в Ленинграде из нее сделаны вазы и колонны у некоторых каминов.

В деревне Наурузовой, где мы останавливаем машины, никто из местных башкир не знает слова «Кушкульда» — ни старики «аксакалы», ни даже местный учитель. Между тем сохранились указания, что 100–150 лет тому назад деревня Наурузова называлась Кушкульдой. Очевидно, это название совершенно утерялось и уже неизвестно современникам. Несостоятельной оказалась и легенда о том, что в старые годы башкиры, нашедшие эту полосатую яшму, чтобы скрыть ее от глаз «неверных», построили на ее выходах мечеть. Селение Наурузово расположилось у подножья горы. Крутой подъем ее сплошь усеян красно-зеленой яшмой. Мы находим и старинные выемки, и замечательные обнажения с изогнутыми слоями широкополосатой яшмы.


Смятые пласты яшмы близ деревни Наурузовой. Южный Урал. Фото автора. 1935 г.

Через час новая остановка на крупнейшем марганцевом руднике у деревни Уразовой. Многочисленные карьеры и огромное количество невывезенной руды. Руда высококачественная. Рудник старый, обжитый; есть огороды и сады около домов служащих. У дороги мусульманское кладбище и на могилах чудесные куски яшмы. Мусульмане чтут могилы и с большим вкусом выбирают для них памятные камни. Уразовская яшма — красная с белым — «яшм-агат». В Эрмитаже из этого материала сделаны две чудесные вазы.

На руднике легко выбрать куски качественной яшмы в 2–3 тонны весом. Однако минералогия рудника бедна, и только мощный слой изверженной породы (тип альбитофира) прорезает месторождение, образуя в контакте с марганцевой рудой розоватые глинистые массы.

Осмотрев подробно разработки, мы выехали далее на север и стали на берегу озера Калкан. Уже издали мы увидали его зеркальные воды, белую мельницу на берегу и высокие горы Калкан-Тау. Было время, когда около озера Калкан велись многочисленные горные работы: добывался магнезит и хромистый железняк. Среди старых коллекционеров озеро Калкан было очень известно. Нам хотелось также посмотреть месторождение серой «калканской» яшмы. Более ста пятидесяти лет тому назад бывшие императорские гранильные фабрики Петергофа и Екатеринбурга начали делать из этой яшмы вазы. Материал был по качеству особо привлекателен и допускал выделку тонких деталей, и мастера прошлой эпохи оставили нам несравненные по красоте и ценности произведения камнерезного искусства, созданные из этого камня. В последнее время техника требовала от камнеобрабатывающей промышленности химических ступок, валиков для обработки кожи, и для этого вместо импортного агата была широко использована «калканская» яшма, отличающаяся однородностью материала, вязкостью и достаточной сопротивляемостью истиранию и давлению.

Мы провели на берегу озера чудесный, незабываемый вечер. Полная луна заливала своим светом горы, лес отражался в водах озера. Было тепло и тихо. Завтра уже надо возвращаться в Миасс. Заботы об упаковке минералов, об отъезде в Москву; снова дела и люди. Круг будет завершен. А сегодня еще хочется насладиться. Трудно оторваться от светлой красоты окружающей природы.

С утра наша грузовая машина уезжает в Миасс.

Проводив наших спутников, мы идем осматривать магнезитовые разработки на Калкан-Тау. Еще накануне довольно высоко на склонах горы мы заметили белые пятна — остатки магнезитовых штабелей. После Халиловского месторождения эти ямки кажутся ничтожными. Однако мы внимательно изучаем все выходы магнезита, стараясь уловить и понять характер месторождения озера Калкан. Собираем материал. Сносим его ближе к нашей остановке и идем на хромитовые выработки. Они оставлены. Руды оказались бедными, а сами месторождения — маломощными.

Но нелегко было найти старые копи «калканской» яшмы в заросшем березовом лесу. Долго искали мы следы разработок, и только с помощью встретившейся башкирки, которая после некоторых колебаний согласилась сесть с нами в автомобиль, мы в густом лесу нашли эти выработки. Громадные глыбы яшмы, вероятно, добытые еще во времена крепостного права, уже поросшие лишаями, лежат на борту старинной выемки. В настоящее время нет реальной возможности вывезти эти многотонные куски и нечего из них делать. Пусть полежат. Дойдет и до них очередь!

Мы любуемся приятным, спокойным серым тоном, однородностью камня, нежным, едва заметным рисунком, наблюдаем явления контакта этой яшмы со змеевиками и еще лишний раз убеждаемся в том, как мало изучено и как разнообразно то, что мы называем общим именем «яшма».

Назаметно бежит время, а до Миасса еще около ста километров. Пора в путь. Живописная дорога идет по берегу реки Урала, и машина то взбирается на пологие склоны, где перед нами открываются большие просторы, то сбегает вниз, к полям. Уже под вечер мы объезжаем большое, красивое, почти круглое озеро Аушкуль с селением того же названия. Здесь также разрабатывался особый вид яшмы — знаменитая палевая (цвета старой слоновой кости) яшма с черными и бурыми веточками марганцевых и железистых дендритов. Аушкульская яшма давно уже обратила на себя внимание. Она прекрасно принимает полировку, хотя и содержит небольшие пустоты. Оригинален ее нежный черный рисунок та в виде своеобразных деревьев — дендритов, то в виде небольших звездочек неправильной формы; иногда сероватый камень прорезан большими жилками бурой или буро-красной окраски, образующими крупные ветвистые формы. Петрографически аушкульская яшма является настоящей кристаллической породой. Эта яшма в свое время широко использовалась не только для дворцовых ваз, но шла на выделку табакерок, рукояток для ножей, печатей и т. д.

За Аушкулем начинается Мулдакаевский район больших золотоносных площадей. Они считались нацело выработанными, но промысел ожил. Кругом люди, лошади, свежие, добытые из шурфов и разносов пески, барабаны глубоких шахт, провода электропередач.

Но, кроме золота, этот район заслуживает особого внимания и по богатству и разнообразию яшм. Самой замечательной яшмой в этом районе является мулдакаевская, или шалимовская (по фамилии мастера Екатеринбургской гранильной фабрики Шалимова, открывшего ее в 1896 году). Это немного мрачная, серо-синяя яшма удивительной мягкости тона, с черными мелкими жилочками, или серо-зеленовато-синяя с струйчатыми волнами синевато-серого или сплошного пепельного цвета. Яшма встречается здесь на полянке по склону холма у березового леса в виде валунов, лежащих на поверхности почвы в густой траве. Занятно вспомнить, что в 1912 году эта полянка была отведена Екатеринбургской гранильной фабрике, и охрана яшмы была поручена башкиру с оплатой 5 рублей в месяц. Насколько эта охрана была действительною, можно видеть из того, что одно время в Екатеринбурге у кустарей скопились большие запасы этой красивой яшмы.

Наша машина бежит дальше. Темнеет, и в вечерних сумерках вырисовывается знакомый контур осунувшейся, постаревшей церквушки бывшей Чернореченской станицы. Мы выезжаем на широкую, разъезженную дорогу. Несмотря на вечер, движение на ней большое. Слева поблескивают воды миасского заводского пруда, а вдали горят электрические огни города Миасса. Еще около часа, и мы снова в заповеднике. Автопробег закончен. Заботливая экономка нашей Ильменской базы ждет нас с чаем. Завтра мы попытаемся подвести итоги проделанной большой работы, расскажем собравшимся отрядам о том, что мы видели, слышали и сами пережили.


Большое Миассово озеро в Ильменском заповеднике.

Одно из ярких впечатлений — наши автомашины. Они блестяще показали себя. В трудных условиях — скал, гор, хребтов, мостов и рек — они доказали, что мощность в 40 лошадиных сил может победить и время, и расстояние. Машина придавала нашему отряду подвижность, маневренность. Она позволила нам за 16 дней проехать 2374 километра и собрать большой музейный материал. Мы убедились, что в наши дни работать без машины нельзя. Надо широко моторизировать экспедиции, подготовив заранее машины к специальной работе отдельных отрядов. И мы тут же наметили новые поездки-автопробеги. Один маршрут нам ясен: это Ильмены — Балхаш. Пробег по «невидимому» Уралу через Мугоджары и «Уралиды» на восток — туда, где они смыкаются с «Тяньшанидами». Необходимо близко и внимательно, глазами многих людей осмотреть эту геохимическую дугу — может быть, одну из самых замечательных — и превратить ее из мыслимой и предполагаемой в вещественную и реальную, подтвердив это собранными минералами.

Мы посетили работы семи партий экспедиций; собрали около двух тонн замечательных минералов, свидетелей завоевания ископаемых богатств Южного Урала, видели десятки рудников, копей, большие стройки мировых масштабов, сплошные моря хлебов, громады комбайнов, работу тракторов, косилок… Мы видели Урал от северной тайги Главного Уральского хребта с его голыми скалами высотой в полтора километра, от лиственничных и сосновых его лесов до простора бескрайних степей с типичным ландшафтом сухих предгорий среднего течения реки Урал.

Специальная выставка минералов Южного Урала в нашем Минералогическом музее в Москве должна отразить наши впечатления и наши сборы, но главного она не может передать: она не даст того, что наиболее резко врезалось в память, она не покажет тех людей, с которыми мы встречались и которые, каждый по-своему, строят новую жизнь на старом Южном Урале; это золотари-старатели, тысячами разбросанные по ложбинам и рекам, с их психологией уральского фарта — золотой горячки, «вольница» тех «Шанхаев» и «Нью-Йорков», которые еще сохранились как пережиток старого быта, состоящая из пришлых рабочих, бросивших за тысячи километров свои деревни и заводы; это сильные, смелые, новые люди — руководители предприятий, рудников, разведочных партий; люди с твердой волей, строящие общее дело в тяжелых условиях бесконечных расстояний. Это строители новых городов, грандиозных комбинатов, пришедшие на пустое место и за несколько месяцев покрывшие десятки квадратных километров сетью железнодорожных путей и шоссейных дорог и горами строительных материалов.

Новый быт, новые идеи создавали и создают новых людей, и эти люди были самым красочным впечатлением нашей поездки.

Как в киноленте, пронеслись перед нами картины богатств Южного Урала. Почему наши киноорганизации и наши кинохроники не дают нам этих картин, мало знакомят нас с жизнью и природой Советского Союза?

Почему они не фиксируют этой замечательной победы нового над старым, когда красивые домики со всеми условиями для домашнего уюта, сменяют лачуги старателей, когда побеждает комбайн и мотор? Почему наши киносъемки не дают нам правдивый жизненный быт сотен партий молодежи — разведчиков, геологов и геохимиков, с их борьбой за природные богатства, за разгадку тайн, скрытых под покровом лесов или сплошных полей?

Неужели есть что-либо, более занимательное, более романтичное, чем этот грандиозный рост строек?

Новый край промышленности растет в самом центре Советского Союза — на стыке Европы и Азии, на путях, связывающих среднеазиатские степи с лесами нашего севера.

Орск и Блява идут на смену Баймаку, Магнитогорск соединяется с Белорецком новой линией железной дороги, Челябинск стоит форпостом на стыке со старым промышленным Уралом.

И вместе с тем сколько здесь еще работы, как много нужно сил, воли и мысли! На каждом шагу нехватка людей, недостаток знания недр, а неожиданные открытия обещают нам в ближайшие годы еще новые и новые завоевания.

И мне рисуется недалекое будущее Южного Урала… Осуществляется великая идея Ленина о создании второй угольной и металлургической базы на Востоке. Гигантскими масштабами и бурными темпами растет промышленность Урало-Кузбасса. Достроены последние домны второй очереди Магнитогорска.

Новые грандиозные цехи магнитогорских заводов дают все виды стали — от тонкой упругой стальной проволоки до могучей, непробиваемой брони. Бакальский завод соревнуется с Магниткой своим замечательным по чистоте металлом. Уже вошли в промышленность редкие элементы — кобальт, вольфрам, титан, ванадий, бериллий и др. А из мельчайших илов электролитических заводов получают сверхредкий галлий, теллур и селен. Челябинский угольный бассейн становится новой химико-энергетической базой Урала; сотни тысяч тонн жидкого топлива получают из его бурых углей, а газификация снабжает энергией промышленность Южного Урала. Автомобильные дороги пересекают весь край, создавая возможность в немногие часы достигать крайних точек грандиозной области почти в четверть миллиона квадратных километров. Насаждение лесов, создание водных бассейнов и водных артерий являются первоочередными задачами местного населения. Бурно развивается местная промышленность, и ни один отход грандиозных фабрик и заводов не пропадает как ненужный отброс, доказывая на деле, какое исключительное значение имеет новый комплексный подход к сырью.

Грандиозный спинной хребет Советского Союза — Урал — сочетает в себе мощь металла и камня с силой плодородия своих полей.

В Ильменском заповеднике имени В. И. Ленина, теперь всего в двух часах езды автомобилем от Челябинска, собираются научные конференции. Не в старом деревянном доме, а в новом каменном здании горной станции — центральном, ведущем институте Южного Урала. В лесу, на крутом склоне к Ильменскому озеру, в центре мировых гигантов промышленности, выросло новое научное учреждение, новое и по форме, и по содержанию, тесно связанное во всей своей работе с местным краем, с развитием его производительных сил, его потребностями и задачами. Крупные исследовательские лаборатории обслуживают растущую новую область. А в Ильменском доме ученых собираются со всего Союза конференции и съезды советских научных работников, чтобы в этой центральной точке нашей страны обсуждать и подготавливать большие научные проблемы социалистической стройки.

Стальной хребет Союза — Урал — протягивается и к северу и к югу, смыкая и связывая восток и запад, Европу и Азию.

Примечания:

1

Книга о путешествиях, к сожалению, автором не была закончена, и помещаемые здесь очерки не полностью отражают экспедиционную деятельность А. Е. Ферсмана. Так, например, путешествия по Алтаю, Сибири, Забайкалью, Кавказу, Украине, а также ряд поездок за границу — в Данию, Норвегию, Швецию, Швейцарию, Бельгию и в другие страны — не вошли в книгу. (Прим. ред.).

2

Написано в 1940 году. — (Прим. ред.).

12

Написано в 1937 г. — (Прим. ред.).

13

В настоящее время издано ряд работ по минералогии СССР. — (Прим. ред.).

14

К сожалению, природный камень в 1935 году «для чистоты» побелили известкой, скрывшей красоту и редкость самого материала.

15

Ёлтышами называют на Южном Урале отдельные обломки скал и камней, выделяющиеся из почвенного покрова.

16

Есть копи с амазонитом, но без топаза; обратного же соотношения не наблюдалось, по-видимому, никогда.

17

«Фарт» — очень употребительное на Урале, и частично в Сибири, слово, означающее случай, удачу, фортуну. «Проводник» — тонкая жилка. «Знак» — следы аквамарина или топаза. «Уголь» — черный турмалин. «Мыленка» — полевой шпат. «Топаз» — дымчатый или золотистый кварц. «Тяжеловес» — местное название топаза.

18

Речь идет о промывке песков с рубинами и сапфирами по реке Положихе, впадающей в реку Реж в 45 километрах на юго-запад от села Мурзинского (у деревни Колташи).

19

Головкой называется верхняя оконечность кристалла, покрытая гранями. Хорошо образованная головка не только представляет научный интерес, но и, по справедливому наблюдению горщиков, является следствием чистой и спокойной кристаллизации, а потому ей обычно сопутствует и большая прозрачность камня.

20

В. Генин. Описание уральских и сибирских заводов, 1735. Госиздат, М., 1937, раздел 5-й.

21

Под именем «горы» часто подразумевается у горщиков Урала выход пегматита, хотя бы и не связанный с заметным изменением рельефа.

22

На Урале дымчатый кварц осторожно обжигают в печке — в золе или в хлебе, благодаря чему камень приобретает красивый золотистый цвет, столь ценимый в огранке.

23

О старателях и горщиках см. замечательный рассказ Мамина-Сибиряка «Самоцветы», 1890.

24

В одном месте было встречено скопление обуглившейся древесины, сплошь сцементированной каменной солью.

25

Очерк составлен по книге акад. А. Е. Ферсмана и проф. В. И. Крыжановского «Наш автопробег по Южному Уралу». М. — Л., Изд-во АН СССР, 1936. — (Прим. ред.).

26

Столбопромышленники — это люди, занимавшиеся перепродажей своих прав на заявленные (занятые, застолбленные) ими площади полезных ископаемых, но никогда сами не работавшие. Этот вид спекуляции был весьма распространен в районах месторождений нефти, золота, платины, драгоценных камней и т. д. Он и сейчас существует во всех капиталистических странах.

27

Металлический хром — ценнейшая добавка к стали для повышения ее технических качеств. Такая сталь широко применяется в электропромышленности (нихромовая проволока) и в других областях промышленности.

28

Процессом «чистой линии» называется процесс, возникающий и идущий в соответствующей ему среде без влияния посторонних, чуждых примесей.

29

Марганцевые руды всего этого района потребляются металлургическими заводами для получения марганцевистых, специальных чугунов и сталей.

Оглавление



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Религия наших предков. / Древняя Ведическая Русь Выкройка царапок для новорожденных

Что то связанное с войной 1812 года Федеральный институт педагогических измерений
Что то связанное с войной 1812 года В.Н.Топоров. Петербург и Петербургский текст
Что то связанное с войной 1812 года Николай Никулин. Воспоминания о войне
Что то связанное с войной 1812 года Тори (политическая партия) Википедия
Что то связанное с войной 1812 года 100 великих разведчиков читать
Что то связанное с войной 1812 года Урал / Путешествия за камнем
Что то связанное с войной 1812 года 10 советов: как шить из кружева Мастер-классы на
Что то связанное с войной 1812 года McPaintio программа, преобразующая изображение в набор
Что то связанное с войной 1812 года Аксессуары для стиральных и сушильных машин


Похожие новости